Как устроен мир.

В. Н. Гуськов

Здесь представлена краткая версия статьи с сайта Философия и физика объективного мира.

Речь пойдет об устройстве материального мира, изучением которого призвано заниматься естествознание и, в первую очередь, физика. Справляется или нет современная наука с этой грандиозной задачей по изучению материального мира во всей его полноте, будет ясно в конце статьи. Автор в основу своих представлений об устройстве мира положил две идеи. Первая из них — идея абсолютной материальности мира. Согласно ей — в мире нет ничего, кроме материи. Эта идея не нова и проста, но она, сама по себе,  не объясняет конкретное устройство материи.
Вторая идея — это концепция непосредственного преобразовательного взаимодействия. Согласно ей все материальные взаимодействия непосредственны, в них всегда участвует две стороны. Взаимодействие, как вид отношений, всегда элементарно и объективно неделимо на части. Взаимодействие вызывается несовместимостью участвующих в нем сторон. Несовместимость приводит к противостоянию, а противостояние принуждает стороны изменяться. Процесс взаимодействия состоит из такого изменения сторон при котором они становятся подобными друг другу. Этот специфический процесс изменения взаимодействующих сторон автор называет «преобразованием».
К чему привело объединение этих двух идей в единой картине мира читатель увидит ниже. А начнем мы с основы существующей физической теории — с того представления о материальном мире, которое формируется нашими ощущениями.

Глава первая. Мир ощущений.

«Ощущение, чувственный опыт — простейший психический процесс, представляющий собой психическое отражение отдельных свойств и состояний внешней среды …». (Википедия). Из данного определения следует, что ощущения нельзя свести к «фотографическому», т. е. чисто материальному, отражению свойств внешней материальной среды в нашем сознании. Ощущение — это не материальное воспроизводство отдельных свойств внешней материи, а её идеальное отражение. В чем особенность такого отражения? Отвечая на этот вопрос прежде всего определимся в предмете психологического отражения. Сразу уточним, предметом чувственного восприятия человека являются не сам материальный объект и не его свойства, а изменения в живом организме, которые вызваны его взаимодействием с внешней материей. Ощущения возникают на базе происходящих в организме изменений и характеризуют их. Считается, — всё непосредственно взаимодействующее с живым организмом, может находить отражение в ощущениях и доступно чувственному восприятию. Вместе с тем, хорошо известно, что существует множество взаимодействий организма с внешней материальной средой, которые не находят отражение в человеческих ощущениях. Например, взаимодействия организма с электромагнитным излучением зрительно воспринимаются в весьма ограниченном интервале волн. (Их изучением в физике занимается оптика.). Эту ограниченность диапазона ощущений нельзя связывать напрямую с какой-то избирательностью органов чувств, просто у них есть порог чувствительности. Достаточно усилить изменения в нервных окончаниях и невидимое становится видимым. Этого можно достичь при помощи таких широко используемых физических приборов как телескоп и микроскоп. Однако, сама мысль о существовании порога чувствительности заставляет задуматься о возможной избирательности органов чувств. Существует она или нет — это можно определить только выяснив, чем является, сама по себе, психическая реакция организма в виде ощущений? Многое в природе ощущений указывает на то, что они являются не прямым отражением физиологических изменений происходящих в органах чувств, а их субъективной оценкой. В ощущениях происходит определение значимости происходящих с организмом изменений для его жизнедеятельности. Подтверждение этой точки зрения на природу ощущений мы находим в самом характере ощущений. Все изменения сокращающие продолжительность существования организма, те, которые «вредят» ему, получают отрицательную оценку. В наиболее общем виде эта оценка выражается в форме болевых ощущений, в ощущении дискомфортности существования. Если же взаимодействия с внешней материей приносят в организм такие изменения, которые способствуют его существованию, увеличивают продолжительность жизни, то возникают соответствующие ощущения приятного, комфортного бытия. Так живой организм, на основании получаемой оценочной информации в виде ощущений, начинает вести себя соответствующим образом, стремясь прекратить нежелательные контакты и усилить, продолжить те, которые приносят положительные ощущения. Эта оценочная роль ощущений первична и позволяет живому организму ориентироваться в окружающем мире материальных объектов. Только потом уже, в ходе интуитивно-сознательной деятельности, человек обнаруживает связь между ощущениями и изменениями происходящими в организме в ходе тех или иных взаимодействий. Обнаруживает опосредованную связь ощущений с теми или иными материальными объектами и их свойствами. И вот здесь нужно различать ощущения, как оценку происходящих с организмом изменений и собственно качественные показатели объектов. Если через ощущение человек оценивает объект как горячий, то это не значит, что «горячность» присуща объекту. Вовсе нет. Объекту свойственен тот или иной температурный (энергетический) показатель, а не его субъективная оценка (в виде ощущения) даваемая живым организмом. 

Из сказанного следует, что наши органы чувств весьма «прагматичны» и избирательны. Они могут реагировать только на те изменения, происходящие в организме в ходе взаимодействий с внешним миром, которые представляют для его функционирования, хоть какую-то (положительную или отрицательную) ценность. А те изменения, которые никаким образом не сказываются на жизнедеятельности организма в принципе недоступны органам чувств и не могут вызывать ощущения! Это очень важный вывод. На нем основано предположение о существовании такой материи, которая взаимодействуя с живым организмом и вызывая в нем соответствующие изменения, не приводит к появлению ощущений и, следовательно, остается недоступной для чувственного восприятия. Человек такую материю не ощущает и она для него как чувственно воспринимающего действительность субъекта является «материей-невидимкой».

Какими свойствами должна обладать такая материя и какими должны быть изменения в организме, чтобы никаким образом не влиять на его жизнедеятельность и быть недоступными чувственной оценки? Как человек может узнать о существовании материи недоступной оценочной регистрации органами чувств? Ответить на эти и многие другие вопросы нам и предстоит в ходе дальнейшего обсуждения проблемы материальности мира.


Глава вторая. Мир физики.

 От того момента, когда субъект начал выделять себя из окружающего мира и задумался об его устройстве, до формирования основ классической физики прошли многие тысячелетия. Но, длительность пройденного пути познания не мешает нам помнить о связи между концепциями лежащими в основе физической теории и субъективным чувственным восприятием мира, которое проистекает непосредственно из ощущений.
В основе классической физики лежит ряд концепций, в виде постулатов, выдвинутых Ньютоном — создателем классической механики. В свое время, П. С. Кудрявцев совершенно верно подметил, что, не смотря на отрицательное отношение Ньютона к гипотезам, вся его механика построена на постулатах. («Курс истории физики» М. 1982 г. стр. 112-113). К ним, в первую очередь, относятся постулаты: о субстанциональных пространстве и времени; о дальнодействии; о корпускулярном строении материи; о существовании в природе сверхъестественных сил (боге).
Считается, что все они современным естествознанием отвергнуты, как не нашедшие подтверждения в действительности. Однако это не так. Автор не спорит с тем, что все перечисленные гипотезы не соответствуют действительности и по природе своей субъективны. Но, есть все основания считать, что они остаются основополагающими и для современных физических теорий.
Конечно, эти концепции претерпели значительные изменения и порой за измененным «фасадом» трудно обнаружить старые идеи. Тем не менее, суть почти всех основополагающих концепций современной теории осталась прежней. Мы здесь не будем подробно останавливаться на этом обстоятельстве, сделаем только ряд замечаний.
Первое, — любая концепция пространства-времени является субстанциональной, вне зависимости от её названия (будь она атрибутивной или реляционной), если она помещает материю в пространство и время, вынося, тем самым, их за пределы самой материи.
Второе,любая концепция действия (силы), не зависимо от способа его (её) реализации — через пустоту или материальную среду, является дальнодействующей, если она допускает осуществление действия (силы) там, где нет самого действующего объекта.
Третье, — доказанное наличие волновых свойств у физических объектов лишает идею корпускулярной материи абсолютности. Вместе с тем, корпускулярно-волновой дуализм свойств объектов нереален из-за его внутренней логической противоречивости.
Четвертое, — существование сверхъестественных движущих начал в материальной природе не может быть предметом рассмотрения науки.

Ниже мы подвергнем логической ревизии саму суть представленных выше четырех концепций: субстанционального пространства, субстанционального времени, дальнодействия и корпускулярно-волнового дуализма свойств физических объектов. (По поводу последнего следует отметить, что в современную теоретическую физику уже пришло понимание того, что объектов имеющих такие взаимоисключающие свойства в природе не существует. Считается, что есть «нечто» третье, пока еще не вполне определенное (точнее сказать, совсем неопределенное).).

Начнем с ревизии концепций субстанционального пространства и времени.

Пространство и время как субстанции.

Подвергая логическому анализу гипотезу субстанционального пространства, автор не видит в объективной действительности достаточных оснований для возникновения такого понятия в сознании субъекта.
Наше чувственное восприятие позволяет разделять протяженность наблюдаемую во внешнем мире на протяженность материальных объектов и на «пустую», не занятую материей. Возникает только вопрос — почему субъект связывает протяженность не занятую доступной чувственному восприятию материей с её противоположностью, с пустотой? Какие есть основания для подобного разделения реальной протяженности?
Не логичнее ли, не делить идентичную (по крайней мере, геометрически), ничем не отличающуюся протяженность на два вида: материальную и «пустотную», а признать материальность любой протяженности. Ведь, объяснить наличие у материи протяженности несложно. Материальная протяженность очевидна и проявляется во всех взаимодействиях — то, что несовместимо, то и обладает протяжённостью. А как быть с обоснованием аналогичной, ничем не отличающейся от материальной, протяженности пустоты? Если пустота есть противоположность материи, то почему она имеет такой же реальный признак, как и материя? И если, этот признак их  объединяет, то почему мы, в своем сознании, их противопоставляем? Получается, что: либо пустота есть разновидность той же сущности, к которой относится и наблюдаемая материя и не противостоит ей; либо, они вообще различимы только чувственно (субъективно), но никак не в действительности.
Если идти по этому, более логичному, пути объединения протяженной материи и протяженной пустоты, а не противопоставлять их, то нужно признать, что там, где есть реальная, действительно существующая протяженность, там есть и материя. (Можно рассуждать и наоборот, как по существу и поступил Эйнштейн, объединив материю и пустоту под эгидой последней. Однако этот путь для нас неприемлем.).
Признав всякую наблюдаемую и регистрируемую сознанием, протяженность материальной, мы уходим от деления реальной протяженности на две составляющие и больше не противопоставляем материи несуществующую сущность — пустоту. Тем самым, субстанциональное пространство лишается своего единственного  признака реальности — протяженности и устраняется из действительности.
Здесь мы поступаем совершенно логично, согласно Аристотелю, используя «бритву Оккама».

Аналогичным образом мы поступаем и с субстанциональным временем. Если реально существующие материальные объекты имеют длительность бытия, то, почему нужно выделять какую-то длительность (которая, предположительно, связана с несуществующим субстанциональным пространством) в отдельную сущность? Не логичнее ли, всю объективную длительность (время) отнести к длительности материального бытия? Поступая так, мы устраним из мировоззрения еще одну избыточную сущность — субстанциональное время.
В результате, наше сознание, посредством логического мышления, выходит за рамки чувственного восприятия мира. Мир изменяется и наполняется исключительно одной материей. В нашем, логически осознанном, восприятии действительности остается одна всеобъемлющая сущность — материя, которая и образует мир.

Как видим, прийти к выводу, что мир образован исключительно одной материей, не сложно. Однако, сопоставив такое мировоззрение с наблюдаемой реальностью, с физическими законами, принципами и положениями мы сталкиваемся с традиционно неразрешимыми проблемами.
В первую очередь, с невозможностью объяснить как корпускулы (частицы) и вещество в целом, в условиях абсолютной материальности мира, совершают движение в соответствии с первым законом механики. В связи с этим рушится и вся наблюдаемая планетарная космология. Согласно новым представлениям о наполненности мира материей планеты просто не смогут совершать те движения, которые мы наблюдаем в продолжении длительного времени.
Не случайно, волновая теория настаивая на наличии эфирной среды (необходимой для распространения электромагнитных волн), вместе с тем, стремилась лишить её способности противодействовать движению корпускулярных (вещественных) объектов. Это требовало наделения эфира исключающими друг друга свойствами — взаимодействовать внутри себя (что необходимо для распространения электромагнитных волн) и не взаимодействовать с веществом (дабы не мешать его инерционному движению). Наличие таких противоречивых требований к эфиру однозначно выводило этот объект за рамки реальности.
Мы же, после отказа от субстанциональных пространства и времени, лишены возможности вернуться к прежнему мироустройству и вынуждены искать новые пути решения старых проблем. Становится очевидным, что отказа от двух основополагающих концепций физики явно недостаточно для полного перехода в мир состоящий из одной материей и нужно продолжать логический анализ других идей. Поэтому обратимся к концепции дальнодействия.

От дальнодействия к близкодействию.

В третьем законе классической механике перечислены практически все существенные показатели физических действий, необходимые для далеко идущих выводов. Отмечается равенство действий, их взаимосвязь и встречная, но правда параллельная, направленность. Уже на основании этих трех признаков можно заключить, что там, где есть действия, на самом происходит  взаимодействие. Но, у Ньютона мы находит закон не о взаимодействии (как это принято считать), а закон о взаимодействиях, т. е. закон о взаимных действиях, а это не одно и тоже! Взаимные действия конечно связаны между собой, но не диалектически. В принципе допустима их смежность, неравенство, а в каких-то случаях и самостоятельность.
Почему же, из выявленной взаимозависимости действий Ньютон не стремится сделать логически обоснованный вывод о существовании именно взаимодействия, а не просто связанных друг с другом самодостаточных, взаимных действий? Потому что, придя к выводу о существовании взаимодействия, как единого физического акта, нужно будет признать непосредственность действий. А, признав непосредственность действий, нужно отказаться от дальнодействия не только через пустоту, но и от любого дальнодействия в принципе.
Видимо, по этой причине, Ньютон не идет далее констатации факта равенства действий, их встречной параллельности и взаимности. Объединив действия в единое целое — взаимодействие, нужно признать не только их неразрывное единство друг с другом, но и, единство с содержанием действующих объектов.
Между тем, этот вывод совершенно очевиден и логичен. Так, если мы утверждаем, что действие принадлежит данному объекту, то следовательно в нем проявляется содержание этого объекта. Значит, это содержание есть в точке совершения действия, а поскольку содержание объекта неотделимо от самого объекта, то, следовательно, и сам объект есть там, где совершается действие.
Вывод — всякое действие непосредственно.
Если же, мы утверждаем, что в точке совершения действия нет действующего объекта, то у нас нет никаких оснований утверждать о принадлежности совершаемого действия удаленному объекту. (В действительности, при внимательном рассмотрении, всегда в точке совершения действия обнаруживается тот объект, который и совершает действие.). При этом, совершенно не важно, разделяет удаленные друг от друга объекты пустота или материя.
Из утверждения, что всякое действие сопровождается равным встречным противодействием однозначно следует, что они диалектически едины. Действия не могут возникнуть и осуществляться по отдельности и место их реализации едино.
Диалектическое единство действий не ограничивается только их единением между собой и единением с содержанием действующих объектов. Действия едины и с изменениями, которые они «производят» и в которых они воплощаются. А сами изменения неотделимы от содержания, в котором они реализуются и друг от друга.
Получается, что диалектическое целое, под названием «взаимодействие», это «нечто» гораздо большее, чем простая совокупность двух действий. Во взаимодействии, в единое целое, сливаются (кроме действий) и содержания взаимодействующих объектов, и изменения, которые в них происходят.
Взаимодействие объективно невозможно расчленить на составные части — таких частей попросту нет в природе. Есть противостоящие, противодействующие, изменяющиеся и не существующие друг без друга стороны  диалектически элементарного отношения. Такова диалектика взаимодействия.
При таком понимании происходящего во взаимодействии ни о каком дальнодействии и речи быть не может. Взаимодействие становится непосредственным далее не делимым (элементарным) актом, отношением в материи.

Не будем останавливаясь только на логически обоснованном отрицании дальнодействия. Из несовместимости противостоящих во взаимодействии сторон, которая и приводит их к взаимодействию, следует, что действия не могут быть встречно-параллельными. Взаимодействующие стороны вынуждены изменять друг друга находясь в противостоянии. Они изменяются таким образом, чтобы устранить наличную несовместимость или по крайней мере, требование к совмещению их в одном и том же месте. В последствии мы убедимся, что достичь этого можно через преобразование противостоящих сторон «по образу и подобию» друг друга. Этот принцип преобразования лежит в основе не только изменения взаимодействующих объектов, но и их движения!
Не следует процесс преобразования взаимодействующих сторон понимать упрощенно как взаимное, обоюдное изменение. Диалектика взаимодействия не позволяет делить его на действия, значит и изменений, которые соответствовали бы отдельному действию, не существует. Процесс преобразования сторон объективно не делится на отдельные составляющие.
Тем не менее, осознавая диалектику взаимодействия, субъект может абстрагируясь от всей целостной полноты взаимодействия различить в происходящем отдельные события. При этом он, сохраняя объективность, не должен переносить это произвольное абстрактное видение происходящего на действительность. Он должен помнить, не забывать о своем абстрагировании всегда. И обязательно тогда, когда начинает задумываться о объективном устройстве мира.

Из всего сказанного, важнейшим для нас сейчас, является логически обоснованное отрицание любого дальнодействия, в том числе и материально-опосредованного, выдаваемого современной теорией за близкодействие.
Важна установленная элементарность (объективная неделимость) материального взаимодействия и преобразовательный характер изменений происходящих во взаимодействии.
Теперь, приложив полученные знания о процессе взаимодействия к миру состоящему исключительно из одной материи, мы можем в нем не только ориентироваться, но и определить ряд его важнейших (фундаментальных) показателей. Сможем непротиворечиво объяснить, как физические объекты перемещаются в материи(!), а не пустоте, «инерциально», т. е. прямолинейно и с постоянной скоростью. Мы сможем выяснить, чем является реальный физический объект и в чём его отличие от корпускулы и волны, а также многое другое.

Глава третья. Материя без пространства.

Попадая в мир состоящий исключительно из одной материи мы лишаемся, как это не странно, пространства связанного с материей. Мир материи не нуждается в субстанциональном пространстве, а значит и в пространстве вообще! Оказывается любое пространство, если только это не математическое абстрактное пространство, субстанционально. Поэтому в природе и нет пространства, даже материального. Материя может быть пространственной, в смысле протяженной. Эти два понятия — синонимы, а пространства обладающего протяженностью нет. Отказавшись от субстанционального пространства мы лишились возможности использовать выражения типа «материя заполняет пространство» или «материя заполняет мир». Материя не может что-то заполнять в этом мире потому что, ничего внешнего по отношению к ней нет. Материя образует существующий мир, в том числе и его протяженность. Протяженность, которую мы наблюдаем, не зависимо от наличия чувственно воспринимаемых объектов, есть свойство (атрибут) материи. Материя не располагается в протяженности, а образует, создает её, она и есть в данной конкретике, сама эта протяженность. Поэтому, отделить протяженность от материи и поместить в неё материю не получается. Можно только признать, что материя образует (имеет, создает) любую протяженность и что любая протяженность материальна и не нуждается в каком-то еще заполнении. Поэтому протяженность и не является пространством, в котором «что-то» размещается. К материи может быть приложена только протяженность, объемность.

Понятие «пространство» сохраняется в математике, в частности, в геометрии. Там, пространство предстает в виде абстрактной модели материи, в виде материи, которая сохраняет за собой один единственный объективный признак — протяженность. Прикладывая геометрию к материи недопустимо вместе с ней переносить в материальный мир и абстрактное пространство. Эту «тонкость» приложения абстрактной математики к объективной действительности теоретическая физика обычно не учитывает. В результате, в действительность произвольно (субъективно) внедряется абстрактное пространство. А поскольку, субъект не в силе лишить объективно существующую материю присущей ей от природы протяженности, то в созданной субъектом «действительности» оказываются две протяженности и две материи! Одна из них — реально существующая материя обладающая помимо протяженности и другими качествами и другая — абстрактная материя, обладающая только протяженностью. Эти две материи и две протяженности, по воли субъекта, накладываются друг на друга и уже становится невозможно разобрать где тут действительность, а где абстракция от этой действительности (её модель). Избежать «удвоения» действительности просто, нужно не привносить в материальный мир ничего избыточного, отсутствующего в нем в на самом деле. Нужно сразу же определять о чем идет речь: о модели материи (абстрактном пространстве) или о протяженной материи. Иначе говоря, субъекту нужно определиться прикладывает ли он геометрию к реальной протяженной материи или оперирует только её абстрактной моделью — пространством. Если рассматривается объективная материя, то геометрию можно, без ущерба для неё и материальной действительности, прикладывать непосредственно к протяженной материи, без абстрактного пространства.

В связи со сказанным, уместно вспомнить об одной умозрительной парадоксе, который решал Аристотель, рассуждая о Вселенной. Он спрашивал (у себя) о месте Вселенной не имеющей никаких границ. И приходил к выводу, что «Вселенная нигде не находится», но, при этом, все, что есть, располагается в ней. С точки зрения автора, вопрос о местонахождении мира относится к числу некорректных. Он вообще не применим к миру без границ. Вне материального мира ничего нет, поэтому невозможно обнаружить то, относительно чего, можно было бы, определить место Вселенной. Определение «месторасположения Вселенной» схоже с попыткой определить относительное движение объекта безотносительно чего-либо. И таких некорректных вопросов, касающихся определенности материи и её качеств, по поводу которых, можно беспредметно и долго рассуждать, множество.

Глава четвертая.Материя без прошлого и будущего. 

Объективное время.

Время лишенное субстанциональности, обращается в свойство материи. Материя образующая мир, вне всяких сомнений, обладает не только геометрической протяженностью, но и длительностью собственного бытия — это и есть объективное время. Длительность бытия материи образуется постоянством бесконечно меняющейся материи. Материя, находясь в постоянном преобразовании, никогда не обращается в «ничто», не исчезает, а бесконечно существует как некая данность не заполняющая весь мир, а создающая его.
Материя всегда есть, она всегда и везде сущая, имеющая настоящее, действительное бытие. Вырвать её из этого настоящего, длящегося бесконечно долго, бытия невозможно. Эта не проходящая длительность бытия материи и представляет собой объективное время существования материи.
Объективная вечная длительность бытия материи имеет свои основания. Их можно обнаружить в принципе материального взаимодействия, которое является неотъемлемой стороной материального бытия. Так, взаимодействующие стороны всегда по своим показателям тождественны во всем (кроме противоположной направленности проявления своих качеств), значит материя может взаимодействовать только внутри себя. В процессе взаимодействия ничто не может исчезнуть или появиться ниоткуда, значит материя вечна. (Материя представляет собой некое подобие «замкнутой системы» не имеющей внешних границ и внешних взаимодействий, по причине своей бесконечности.).
Взаимодействие представляет собой непрерывное преобразование сторон, значит в этом постоянном становлении материи новой и состоит её не прекращающееся бытие. (Становление взаимодействующих сторон другими может происходить только по образу и подобию друг друга. Преобразование материи во взаимодействии не затрагивает её фундаментальных свойств и стать принципиально иной материя не может. Оставаясь по сути неизменной материя не может исчезнуть и существует всегда. Это непрекращающееся существование материи и определяется как длительность её настоящего бытия.
Вопреки сложившемуся представлению, настоящее материи — это не мгновение, а постоянно актуальное, бесконечно длящееся бытие. На данном уровне понимания происходящего в природе можно считать, что бесконечная длительность настоящего бытия материи состоит из отдельных отрезков неопределенной длительности. Эти конкретные длительности отождествляются в нашем сознании с явлениями, событиями. Конкретные события после своего завершения не уходят в прошлое, а прекращают свое бытие, теряя материальное содержание. Материальное содержание прекратившихся событий наполняет собой новые события, продолжая, тем самым, свое настоящее, действительное существование. Материя переходит из одних событий в другие, придавая им актуальность, наполняя их содержанием. Переход одной и той же материи из одних событий в другие — вот в чем суть настоящего бесконечно длящегося бытия материи.
В результате такого движения материя всегда остается актуальной, объективно существующей, а сменяющие друг друга события (явления) — это только меняющаяся форма бытия материи. События, лишенные материального содержания, не могут существовать, они обращаются в «ничто». А материя, теряющая данную форму (событийную оболочку), обязательно, приобретает новую, в которой и продолжает свое вечное настоящее бытие.
Материя проходящая через бесчисленное количество смен событий не может лишиться своего настоящего бытия и «уйти в прошлое», она «обречена» на вечное настоящее существование. Фактически смена событий — это преобразование и структурное перераспределение имеющей настоящее бытие материи. Как только существующая материальная «конфигурация», структура, становится другой, так одни события (явления, объекты) исчезают из действительности и появляются новые. Материя же, по существу, остается той же самой продолжая свое настоящее насущное бытие. Как видим, отличие такого представления о времени как длительности настоящего бытия материи от прочих, в том, что все настоящие события не рассматривается как переходный этап от прошлого к будущему. События (без материального содержания) это «метки» на настоящем бытие материи, которыми отмечены переходы от одних преобразовательных процессов к другим.

Настоящее бесконечное бытие материи состоит из конкретных явлений, которые имеют конечную временную длительность. Сказать, что они мгновенны нельзя, но вполне возможно существуют элементарные явления длительность которых минимальна и представляет собой «квант времени». Поскольку все происходящее с материей происходит исключительно в её настоящем бытие, то, в этом смысле, длительность бытия материи целостна. Все явления, события происходящие в материи единовременны. Никакого другого времени, кроме настоящего в материальной природе нет, как нет и «ненастоящей» (будущей, прошедшей или какой-то иной) материи. Фактически, как это не странно звучит, мы здесь говорим о материи, которая объективно(!) не имеет ни прошлого, ни будущего. (Единственная возможность доказать, что событие связано с длительностью бытия материи и реально существует — это показать его материальную наполненность. И если окажется, что материя существует где-то еще, кроме своего настоящего бытия, то, значит, есть и соответствующая временная длительность и события, происходящие там, реальны.).
Положение о непрекращающейся настоящей длительности бытия материи, о невозможности её вырвать из него и сделать, тем самым, не существующей (прошлой или будущей) является краеугольным положением концепции объективного времени. В дальнейшем, мы неоднократно будем к нему возвращать и, «отталкиваясь» от него, рассуждать о временной длительности бытия материи.

Субъективное время.

Субъективное время — это идеальный образ времени, в котором присутствуют, кроме идеального отражения бытия материи, воображаемые, не связанные с актуально сущей материей, временные протяженности. Настоящая объективная длительность бытия материи отраженная в сознании приобретает тогда искаженные формы. Наиболее часто это проявляется в воображении мгновенного настоящего, будущего и прошлого бытия материи.

Можно предположить, каким образом в сознании субъекта формируется временная длительность состоящая из трех не равноценных времен: прошлого, мгновенного настоящего и будущего. Человек обладает памятью и способностью к логическому мышлению. Анализируя отложившиеся в памяти чувственные образы прошедших (не существующих уже) событий, мыслящий субъект не отделяет в них «оболочку», образную форму событий, от уже ушедшего из них материального содержания, считая их, по прежнему, содержательно полноценными. Воспринимая пришедшие на смену им события, субъект, точно так же, считает их наполненными уже другой, новой материей. Вопрос о том, откуда она может появиться, остается вне внимания субъекта. Точно так же (в сознании), субъект наполняет материальным содержанием и еще не наступившие события, отождествляя их образное, мыслимое, наполнение с материальной действительностью. Тем самым, будущим, еще не наступившим (отсутствующим в действительности), событиям придается временная длительность бытия. На самом деле, объективно существующая материя одна и бытие её не может быть никаким иным кроме действительного, настоящего. Поэтому, сменяющие друг друга события не могут иметь равное материальное наполнение. В сменяющей друг друга череде событий (прошлых, настоящих, будущих) только одно из них имеет действительно материальное наполнение. Все остальные (не важно прошедшие они или еще не наступившие), наполняются в сознании субъекта содержанием, которого они уже не имеют в действительности. Поэтому и временные длительности этих событий не связаны непосредственно с бытием материи. Их нельзя ставить в один ряд с идеальным отражением настоящей, сущей, длительностью бытия материи. Но, то что невозможно в действительности становится возможным в сознании, здесь субъект волен поступать произвольно. И если в действительности в объективное время невозможно «втиснуть» еще какие-то временные длительности, то в сознании (воображении) можно все. В субъективном времени только для того, чтобы наделить длительностью прошлое и будущее, настоящее обращается практически в «ничто», в мгновение.
Нам остается только констатировать, что событий происходящих в природе может быть бесконечное множество. И, любые из них, могут быть запечатлены в нашем сознании в равных содержательных объемах. Но, поскольку материя одна, то, из всей бесконечной совокупности последовательных событий, только одно имеет действительную, связанную с материей длительность. Возьмем любой известный в настоящее время артефакт, о чем он говорит? О том, что некогда, в прошедшие (не существующие уже) времена, был материальный объект, от которого сохранились только отдельные детали, части, «обломки», признаки. Значит ли это, что всё материальное, недостающее в нем («разрушенное временем») материальное содержание, осталось где-то в прошлом? Конечно нет. Вся материя, которая была содержанием, существующего сейчас в виде артефакта, объекта, находится здесь же, в настоящем и всегда была в нем. Материя не может покинуть настоящее, поскольку не располагается в нем, а сама его создает, формирует, осуществляется в нем. Поэтому, выражения типа: «быть в настоящем», «находиться в настоящем», искаженно отражают суть происходящего. Материя не может размещаться в чем-то, внешнем по отношению к ней, в том числе и во времени. Настоящее — это проявление её бытия. Поэтому, не только материя не может покинуть настоящее, но и объективное время не может стать прошедшим или будущим. Оно не может оторваться от действительно существующей материи. Можно смело утверждать, что вся материя, которая существовала до настоящего момента, а сейчас предстает перед субъектом в виде разрушенных, не дошедших до наших дней, объектов, существует в настоящем, образуя его. Материя, бывшая в прошедшем настоящем, есть здесь и сейчас — в актуальном настоящем. Вместе с прошедшим временем в никуда (ничто) ушли события, явления, объекты связанные с определенными состояниями материи, с типом существовавшей тогда структурной организации материи, но не сама материя. Она за любое прошедшее время может измениться, стать другой, но, по существу, по своим фундаментальным показателям, это все та же материя и новой взяться неоткуда. Она всегда была настоящей и всегда будет такой же актуально сущей. Повторим еще раз — материя своей природой, сутью своего бытия, «обречена» на вечное настоящее существование.

Вместе с тем, нужно признать, что противопоставление объективного и субъективного времени не может быть абсолютным. Человек, как материальное образование, система, является частичкой объективного мира. Поэтому способности его к мышлению и чувственному восприятию действительности есть реалии объективного мира. Они сами являются свойствами высокоорганизованной материи. Для человека они естественны и необходимы. Человек (как субъект) не может существовать без идеальных образов материи и событий происходящих в ней. Ему нужны образы всех событий, как настоящих, так и уже или еще не существующих. Это необходимо для создания внутреннего субъективного мира. Человек вынужден оперировать всеми доступными ему образами, иначе ему негде (и нечем) было бы мыслить, осознавать происходящее. Но, подчеркнем еще раз, — для всей материи, без исключения, настоящее бытие есть единственно возможный вариант существования. В том числе и для высокоорганизованной материи в виде человека.
Подтверждение этому мы находим в том, что субъективное время существует только в сознании человека и после его смерти исчезает вместе с ним. Это означает, что субъективное время, со всеми своими временными категориями, существует только в настоящем материиНужно признать объективность существования субъективного времени, в виде прошлого, будущего и мгновенного настоящего, но только в бесконечно настоящем, объективном времени.

Стрела времени.

Считается, что время течет из прошлого, через мгновенное настоящее, в будущее.

По мнению А. Бергсона, «длительность — это непрерывное развитие прошлого, вбирающего в себя будущее и разбухающего по мере движения вперед.» (Анри Бергсон «Творческая эволюция»). Субъекту (наблюдателю) представляется, что время, как бы, поглощает события из будущего и выбрасывает их в прошлое. Но, разве будущее и прошлое — «хранилища» событий? Разве можно, «извлекая» из будущего события, наполнить ими уходящее прошлое? Мы не случайно часто употребляем такие выражения, как «жизнь проходит» или «событие завершается». В них находит отражение направление развития не только событий, но и направление течения самого времени. Почему, всякое событие приходя к своему завершению оказывается в прошлом, а время должно течь во встречном направлении — от его завершения к его началу? Не правильнее ли, признать, что направление течения времени совпадает с направлением естественного развития событий? Здесь мы от чисто субъективного времени переходим к «гибридному времени», которое представляет собой нечто среднее между субъективным и объективным временами. Для «гибридных» представлений о времени характерно наличие таких признаков времени, которые, в разной мере, присущи как субъективному, так и объективному времени. В частности, настоящее в «гибридном времени» приобретет определенную конечную длительность — это уже не мгновенное настоящее, характерное для субъективного времени, но еще и не бесконечное настоящее, образующее объективное время. «Гибридные» прошлое и будущее, так же как и субъективные, односторонне бесконечны. (Прошлое не имеет конца, но начинается на грани завершающегося настоящего, а будущее, не имея начала, завершается там, где начинается настоящее.). «Гибридные» будущее и прошлое потенциальны. Это означает, что события в них еще не имеют реального материального наполнения и не являются «полноценными» событиями. Они представляют собой идеализированную «оболочку» действительного события. По мере перехода в настоящее, которое уже не мгновенно, а имеет определенную конечную длительность, потенциальное событие наполняется материальным содержанием и становится действительным событием. Впоследствии, действительное событие, по мере своего развития и завершения, теряет свое материальное наполнение и переходит в прошлое. В прошлом оно приобретает вид аналогичный потенциальному событию из будущего, оно лишается материального содержания. Прошедшее событие — это такая же бессодержательная идеальная «оболочка» бывшего действительного (настоящего) события. 

Без имени 39
Как видим, в «гибридном времени» направление его течения совпадает с естественным ходом развития событий. А это значит, что «гибридное время» течет вспять, против течения «чисто» субъективного времени.

Теперь, перейдем к объективному времени. Объективное время состоит из одной бесконечной длительности настоящего бытия материи. Поэтому, все, что происходит в объективном времени изначально единовременно . Всё происходящее, всегда и везде, настоящее. Прошлое и будущее как временные длительности отсутствуют. По этой причине, они не могут служить ориентиром в определении направленности течения объективного времени. Объективное время не может течь от прошлого к будущему (через мгновенное настоящее) или от будущего к прошлому (через длительное настоящее), потому что их нет. Остается, только признать (по причине отсутствия других ориентиров), что объективное время в каждом конкретном событии течет от начала события к его завершению и от одного завершающегося события к другому, последующему. Только по естественному развитию событий мы можем судить о направленности объективного времени. 

Без имени 40
Следует заметить, что при сознательном переходе от субъективного или «гибридного» времени к объективному, нас, на каждом шагу, подстерегает опасность связанная с трафаретным (стандартным) мышлением. При мысли о завершающемся событии сознание услужливо «выдает» нам привычное представление связанное с прошлым, куда, якобы, прошедшее событие уходит. Сразу возникает логическая связь между временным прошлым, настоящим и будущим и мы возвращаемся «на круги своя». Поэтому, сохраняя объективность, нужно решительно отбросить представление о прошлом и будущем как объективных временных длительностях. В материальной действительности, завершающееся событие никуда не уходит во времени, оно исчезает, обращается в «ничто» и оказывается вне всякого времени! Объективно, прошедшее событие, это не «оболочка» действительного события в виде идеального фантома. Прошедшее событие — это «ничто», которому нет места не только в материальной действительности, но и в идеальных образах связанных с ней.
Точно так же, мы вынуждены, сознательно, поступать и с будущими, с еще не наступившими событиями. Их нет, ни в реальном материальном наполнении, нет и в потенции. Будущее в объективном времени — это такое же «ничто», как и ушедшие в небытие, прошедшие события.
Естественно, что события происходящие в настоящем бытие материи могут быть разной длительности. Возможно обнаружение элементарного события минимальной длительности, которое связано с «квантом времени». Не исключено так же, что «квантов времени» может оказаться несколько. С другой стороны, такие явления, как, например, «большой взрыв» так же являются конечным событием относительно большой длительности. 

Конечно изображая течение событий в объективном времени в виде линейной последовательно мы упрощаем действительность. События в объективной действительности могут накладываясь друг на друга перекрывать их в части завершения или начала. Поэтому длительность объективного времени и бесконечна, что выделенные в ней начальные и завершающие точки конкретны, а не абсолютны и в общем взгляде на течение объективного времени они сливаются в единую и неделимую длительность бытия материи.

Если же, субъекту необходимо увидеть (домыслить) предполагаемое развитие событий в любом направлении (прошлом или будущем), он должен обращаться: либо к субъективному времени, либо к гибридному. При этом, следует иметь в виду, что и здесь прошедшие и будущие события, это фактически, те события, которые были когда-то настоящими или возможно будут ими. И самое главное — нельзя забывать, что все образы (объективных, гибридных или субъективных) событий существуют только в настоящем бытие материи. Они существуют только, как свойство (высокоорганизованной) материи в виде мыслящего, обладающего сознанием человека. Со смертью его (с завершением события), исчезает и весь его субъективный мир.
Различать времена: субъективное, гибридное (имеющее множество вариантов) и объективное, необходимо еще и потому, что, в противном случае, в нашем сознании, образуется такой временной и событийный «конгломерат», разобраться с которым просто невозможно. Мы обнаруживаем у временного, многоликого, «конгломерата» такие качества, которые невозможно совместить в едином понятии времени.
Завершая разговор о объективном времени следует добавить, что следствием отказа от субстанциональных пространства и времени является появление в материальном мире такой материи, которая ничем иным для нас, кроме своей протяженности и длительности, не представлена. Ни наши органы чувств, ни наше мышление, не в состоянии обнаружить в ней те «метки», которые позволили бы выделить в ней отдельные события. Она предстает перед нами как непрерывная, бесконечно длящаяся, протяженность. А та материя, которая которая представлена нам в виде структурных образований и событий происходящие с ними, выглядит как отдельные «вкрапления» в бесструктурную и «вне событийную» материю. Бесструктурная материя и её бытие выглядит своеобразным «фоном» для вещества и поля. Обнаружить какую-либо направленность течения времени в ней не удается. (В следующей главе автор покажет, что «материальный фон» непосредственно задействован в существовании привычной для нас «полноценной» материи в виде объектов поля и вещества. Преобразовательные взаимодействия в материи свяжут материю в объективно неделимое целое.).

Одновременность.

В выражениях, типа «из прошлого (будущего) пришел сигнал, получена информация», уже или еще не существующее, связывается с настоящим, сущим. Казалось бы, такая связь очевидна, но давайте, не предвзято, проследим развитие событий в этой цепочке еще раз. Изначально признаем, что величина удаленности (как в материи, так и во времени), сама по себе, не имеют принципиального значения. Кто может оспорить тот факт, что в момент излучения или отражения электромагнитного излучения (которое, впоследствии, в преобразованном или сохраненном виде, будет взаимодействовать с нашими органами чувств), удаленный материальный объект существовал и имел настоящее бытие? Кто может оспорить тот факт, что излучение весь период времени, до контакта с приборами в телескопе или органом зрения наблюдателя, существовало и было актуальным, настоящим? Кто может оспорить тот факт, что момент контакта органа зрения и излучения происходил так же в настоящем? Очевидно, никто. Так откуда же, в этом объективно протекающем в настоящем существовании материи, появилось прошлое или будущее? Оно «пришло» из нашего сознания, после того, как образ изменений (также настоящих) произошедших в органах чувств, отождествился с образом удаленного объекта. Нет смысла оспаривать тот факт, что в момент появления образа самого объекта, в том виде, который соответствовал бы образу в полной мере, уже нет. Он неминуемо стал другим, как и весь материальный мир. Но, он (материально) не «ушел в прошлое», он как был тогда (в момент излучения) настоящим, существующим так им и остался. Абсолютно ничто, происходящее с ним, не в состоянии лишить его настоящего бытия, как части материи. Объект может быть разрушен, неузнаваемо изменен, но материально уничтожить его нельзя. А гипотетический «переход» любого материального объекта из настоящего бытия в прошлое или будущее — это и есть уничтожение материи, лишение её насущного бытия. Еще раз подчеркнем — в прошлое из настоящего ничего материального никогда не уходило и из будущего в настоящее ничего материального никогда не приходило. Таких материальных реальностей в природе нет — это плод исключительно человеческого сознания (воображения). К объективному миру материи (за исключением высокоорганизованных живых систем) понятия прошлого и будущего времени имеют такое же отношение как и понятие пустоты. Все эти понятия по отсутствию материального содержания и материальных признаков — полные аналоги.

В каждый проходящий миг своего бытия материя становится другой, оставаясь при этом всегда настоящей, сущей — в этом и состоит суть временного движения материи. Спрашивать о том, где «находится» материя в любой момент своего бытия, значит напрашиваться на единственно возможный ответ. Материя, везде и всегда, формирует (образует, создает) бесконечную длительность своего настоящего бытия. Поэтому, все действительно сущее не только единовременно (всегда настоящее), но и одновременно, и другим быть не может. Такова теоретическая основа концепции объективного времени, а как на практике установить одновременность событий? Единственный критерий определения одновременности актуально протекающих в настоящем, но разделенных в материи событий — это взаимодействие. Не их непосредственное взаимодействие, которое связывает события в единое целое и лишает смысла вопрос о их одновременности, а взаимодействия, которые связывают их с одной и той же посредствующей материей. Если к наблюдателю или часам сигнал имеющий одинаковую скорость распространения, например световой сигнал, поступает одновременно от двух событий, то значит они одновременные и сосуществуют. При этом, одновременность и единовременность удаленных событий не означает актуальности их бытия. Напротив, если они удалены от регистратора, то значит, в момент регистрации информации от удаленных объектов, они уже стали другими. Тех объектов которые подавали сигнал уже нет, они трансформировались в своем настоящем бытие (а не «ушли в прошлое») и стали в чём-то отличными, от бывших до этого. Как видим, определение одновременности событий — это чисто техническая проблема и к настоящему бытию материи она имеет только косвенное отношение. Тот факт, что мы всегда видим, слышим и вообще получаем в настоящем своем бытие только информацию о удаленных во времени, прошедших событиях, не должно нас удручать — такова объективная действительность и изменить ничего нельзя. Вместе с тем, наше сознание способно при помощи образного мышления не только воссоздать образы минувшего настоящего, но и еще не наступившего настоящего. Такая способность позволяет живому организму заблаговременно адаптироваться к изменяющейся действительности или избежать, в какой-то мере, контакта с ней. Нужно только, осознавать тот факт, что образы объектов, событий, это не сами материальные объекты и события. И, что все они, имея собственное бытие, не зависимо от соответствия материальной действительности, выйти за пределы настоящего бытия материи все же не могут.

Время и скорость. 

В теории относительности Эйнштейна крайне широко используется преобразование Лоренца. Оправдано это или нет — отдельный разговор. Но, по крайней мере, в теории вполне понятно, что происходит с массой и длиной при увеличении скорости движения объекта (тела) — они количественно увеличиваются или уменьшаются. Происходит количественное изменение собственно подвергающихся преобразованию физических величин. Время же, согласно теории, после, казалось бы, аналогичных преобразований начинает менять свою скорость! Время не меняет свою величину количественно, а меняется неизвестно откуда появившаяся «скорость течения времени». Использование преобразований Лоренца в физике предполагает количественное изменение преобразуемой величины, а не её внутреннее становление чем-то другим. Значит, в теории преобразованию подвергается не физическая величина времени, а «скорость течения времени». Получается, что при движении длительность существования объекта (в сравнении с покоящимся) должна остаться неизменной, поскольку она не преобразуется!

Между тем, объяснить, что это такое — «скорость течения времени» и каким образом её можно измерить, вразумительно объяснить никто не может. Ясно только одно — для определения «скорости течения времени» нужен не существующий в природе или, по крайней мере, пока не известный науке, дополнительный показатель, который позволил бы её измерить. Поэтому, вопреки сложившемуся мнению, автор в дальнейшем будет исходить из того, что при движении объекта в нем будут замедляться течение материальных процессов, но не «скорость течения времени». А замедленное течение материальных (физических) процессов будет требовать для их осуществления (реализации) иного, большего, количества времени. Все рассуждения о том, что замедление хода часов приводит к замедлению течения времени связывают между собой логически не связанные, такой зависимостью, явления. Одно из них (замедление течения материальных процессов) — действительно происходящее, другое (замедление течения времени) — гипотетическое, не находящее оснований в действительности. Часы могут вообще стоять или отсутствовать, а время будет идти. А изменение стандартного (эталонного) хода часов приводит к изменению количества времени необходимого на осуществление процесса принятого за единицу времени, а не изменению гипотетической «скорости течения времени».

С изменением наших представлений о происходящем с объектом при его движении меняется и объяснение наблюдаемых эффектов, ранее связываемых с «замедлением времени». Так, замедление течения внутренних процессов наблюдаемое в быстро движущемся пи-мезоне приводит к увеличению длительности его существования в десятки раз, а гипотетическое «замедление времени» здесь не причем. Эйнштейн писал, «…часы идут медленнее, если они установлены вблизи весомых масс». (Эйнштейн А. Собрание научных трудов, т. 1 М.: Наука, 1965, с. 502). Нет смысла оспаривать этот многократно подтвержденный факт. Но, как и в случае с быстро движущемся пи-мезоном, он говорит только об одном — о изменении длительности существования материальных объектов в изменяющихся условиях. Время их существования количественно меняется, реальное бытие объектов в новых условиях уже не вмещается в прежние временные рамки. И на совершение цикла внутренних преобразований в часах, который соответствует (в земных условиях) эталонной временной длительности, например, секунде, но не является сам по себе этой длительностью(!) необходима иная (количественно) длительность. Именно этим, а не мифическим изменением «темпа хода времени», объясняется необходимость внесения поправок в показания часов в системах спутниковой навигации (ГЛОНАСС, Галилео, GPS).

Вывод — объективному времени (длительности бытия материи) не свойственно иметь скорость собственного течения. Поэтому и понятие скорости, в чем бы она не выражалась (изменении темпа времени или замедлении времени), к длительности существования материи в целом и к отдельным её объектам, не применимо. 

Парадокс близнецов.

Рассматривая парадокс близнецов из ТО мы предварительно оговорим ряд обстоятельств. Во первых, мы будем рассматривать происходящее с братьями несколько упрощенно, считая, что момент их рождения абсолютно совпадает. Во вторых, видеть их жизненный цикл, как равную количественно совокупность элементарных материальных явлений. В третьих, считать, что ускорение и движение никак не сказывается на их жизнедеятельности, что конечно не верно. Есть множество фактов из летной практики отрицательного воздействия на функционирование живого организма ускорения, которое может не только сократить жизнь, но и вообще её оборвать. Практически будем относиться к братьям также как и к часам, которые имеются у каждого из них.

Предположим, что до до момента расставания, жизнь братьев протекала абсолютно синхронно (как и ход их часов). Прощаясь братья вступили в непосредственный контакт (обнялись, пожали друг другу руки), чем подтвердили не только единовременность, но и одновременность своего бытия. Этот факт очень важен, т. к. он доказывает, что они сосуществовали до этого момента и будут сосуществовать до смерти одного из них. Факт сосуществования, т. е. одновременности бытия никак не связан с синхронностью их существования и синхронностью хода их часов. Точно так же будут сосуществовать и быть одновременными после непосредственного контакта любые объекты в том числе и не синхронизированные часы. Синхронизация хода часов — это техническая операция и от неё не зависит одновременность существования как часов так и братьев.

В процессе последующих ускорений и движения с высокой скоростью, течение материальных процессов в организме путешественника замедлится (как и ход часов) поэтому в единицу эталонного (земного) времени будет происходить меньше событий и длительность существования объектов будет возрастать. Субъективно же путешественник никаких возрастных изменений не заметит и показания часов будут соответствовать его прежнему ритму жизни. При возвращении на Землю и обнявшись с братом, подтвердив тем самым факт их сосуществования (единовременности и одновременности), он обнаружит, если не по внешним признакам, то по разности хода часов, большее старение организма брата. Получается, что, с одной стороны, их непосредственные контакты подтверждают факт их сосуществование (одновременность бытия в настоящем), с другой, — каждый из них прожил разное время своей жизни (синхронность существования нарушилась). Есть ли в этом противоречие, парадокс? Чтобы яснее понимать, что происходит, обратимся к схеме. Без имени 41

На схеме изображен отрезок настоящего бытия материи и два события происходящие в нем.

Событие 1 — длительность существования в настоящем материи брата-домоседа. Событие 2 — длительность существования в настоящем материи брата-путешественника. Точка A — момент рождения братьев-близнецов. Точка B — момент расставания. Точка C — момент встречи на Земле. Точки D и E — предполагаемое завершение жизни каждого из братьев-близнецов.

Устранение из временной длительности бытия материи несуществующих прошлого и будущего значительно упрощает понимание происходящего. До моментов A и B братья не существовали, хотя материя, из которой в последствии будет сформированы их организмы, существовала и была настоящей всегда. Точно так же, после смерти, когда братья, как живые и мыслящие существа, исчезнут («уйдут в небытие»), материя бывшая содержанием этих высокоорганизованных систем продолжает свое настоящее существование. Замедление течения материальных процессов в организме путешественника приводит к тому, что в момент встречи он оказывается биологически более молод, чем его брат. И, при последующей идентичности условий существования, должен прожить дольше своего брата-домоседа. Но, изменение скорости течения процессов в организме путешественника никак не скажется на длительность их сосуществования. Поэтому в момент встречи они будут одновременными как и перед полетом. Впрочем, они будут сосуществовать (как живые организмы) в одном и том же времени до скончания дней одного из них, чтобы с ними не произошло. А материально, они были, есть и будут единовременны и одновременными вечно! В происходящем с братьями объективно нет никакого парадокса, развитие событий происходит естественно и логично объяснимо. Парадоксы появляются там, где мы не верно трактуем происходящее или исходим из ошибочных постулатов, как это и происходит в ТО. В ТО мы имеем дело с субъективным временем с его прошлым и будущим или точнее с «гибридным» временем, которое представляет собой нечто среднее между «чисто» субъективным и объективным временами.

Трудность понимания происходящего с близнецами связана еще с необоснованным отождествлением течения материальных процессов с течением времени (длительностью бытия материи). Человеку существующему в мире событий, содержанием которых является происходящее со структурными объектами, трудно представить, что все регистрируемые им явления представляют собой только видимую часть «материального айсберга». В большей части материи, которая пришла на смену пустоте, пространству (после отказа от его субстанциональности), доступные нашим органам чувств структуры, отсутствуют. Но, это не значит что в ней отсутствуют и преобразовательные взаимодействия. Напротив, как мы в дальнейшем убедимся, материя не мыслима без преобразовательных взаимодействий и длительность бытия материи, в первую очередь, проявляется именно в них и через них. Поэтому, когда в связи с замедлением течения материальных процессов, событий, нам кажется, что останавливается и само время, то мы ошибается — материя продолжает свое неизменное настоящее бытие. Даже полное прекращение наблюдаемых материальных процессов, в принципе, ничего в этом временном движении материи не меняет. Вывод — можно менять насыщенность длящегося бытия материи (времени) событиями, явлениями, процессами, но изменить направление и скорость его течения, невозможно.

(Если идти в познании времени еще дальше и рассматривать длительность бытия материи с доступной нашему пониманию объективностью, то следует её связывать не с конкретными событиями или, возможно, хаотическими преобразовательными процессами происходящими с материей. Нужно видеть преобразовательные процессы как составляющую материи. Иначе говоря, преобразованию подвергается уже не материя, а преобразования сами становятся стороной материи. Таким образом, длительность бытия материи погружаясь в саму материю, становится (как, впрочем и протяженность), вместе с преобразованием, неотъемлемой стороной материи. Разговор о таком времени продолжим в заключительной главе.). 

Машина времени.

О принципиальной возможности «путешествий во времени» говорят серьезные ученые. В частности, С. Хокинг не исключает возможности оказаться в будущем. («Путешествие во времени». Стивен Хокинг.). В физике обсуждается существование «туннелей» и «червоточин» во времени, через которые можно «выйти» из настоящего бытия материи и попасть в другие временные измерения. Обычно все рассуждения о путешествии во времени основаны на признании прошлого и будущего реально существующими временными длительностями. Предполагается возможность «покинуть» настоящее материи и переместиться неведомо куда. И конечно же, необходимо менять скоростные показатели времени, заставляя его течь иначе чем обычно (чаще всего медленнее). Считается, что только так можно опередить свое время или отстать от него и оказаться в другом мире. О всем этом мы уже говорили выше. Понятно, что для путешествия в чисто субъективном времени не нужно создавать «машину времени», она уже сесть — это наше сознание. В нем мы может перемещаться в любом направлении и в любые временные дали. Для перемещений в гибридном времени, в котором помимо прошлого и будущего имеется более или менее длительное настоящее «машина времени» необходима. Но, сразу же, возникает ряд теоретических проблем связанных с уже не мысленным, а материальным перемещением объектов из настоящего в любом направлении. Что нужно сделать с материей чтобы лишить её настоящего актуального бытия? Насколько известно, решение одно — нужно уничтожить материю. Но такое решение проблемы, перемещения материи из её настоящего бытия, вряд ли можно считать удовлетворительным. Что же будет перемещаться в прошлое или будущее, если от материи ничего не останется? Возникает проблема не имеющая, по всей видимости, решения. Все известные преобразования материи (в том числе и гипотетический «Большой взрыв») не затрагивают её сути. В переходах материи из одного структурного состояния в другое или вообще в бесструктурное состояние, нет даже и намека на потерю материей своей сути и фундаментальных признаков (свойств). Материю нельзя уничтожить и, следовательно, она вечна. Проявляется эта вечность материи, в частности, в бесконечной длительности её настоящего бытия. Итак, мы вернулись к тому, от чего стремились уйти — к настоящему бытию материи в любом его виде и проявлении. Следует заметить, что аргументы приводимые С. Хокингом против возможности путешествия в прошлое, в той же мере, можно использовать и против перемещения в будущее. Что значит, «вещи не могут сделать себя невозможными»? Это значит, что они не могут стать ненастоящими, несуществующими, а это и значит — прошедшими или будущими. Логика объективных причинно-следственных связей не допускает не только чтобы настоящее воздействовало на прошлое, но и на будущее. Настоящее не порождает и не вызывает будущее, оно само (во взаимодействии) становится другим, новым. Только субъект может воспринимать этот процесс становления настоящего новым, чем-то иным, например, переходом в будущее. отличным от него самого. Настоящее не может стать ничем иным отличным от него, ничем кроме как новым настоящим. Настоящее — это постоянно длящееся бытие материи через преобразование и в преобразовании. Если бы настоящая материя могла бы породить будущее, то она сама должна была бы исчезнуть и стать чем-то другим в том числе и будущей. О принципиальной невозможности этого мы уже говорили.

Быстрые пи-мезоны существуют в тридцать раз дольше медленных не потому, что время для них замедлилось и они оказались в будущем. Стала другой скорость течения их внутренних процессов, в результате они стали существовать (не прекращая быть настоящими) дольше. Их существование заняло больший отрезок в настоящем времени. Вот и все.

Теперь вспомним, что происходило с космическим путешественником из парадокса близнецов и нам станет ясно, что все способы перемещения во времени, описываемые С. Хокингом, в принципе приводят к одному и тому же — к изменению настоящей длительности существования объектов. Да, движущийся или подверженный сильному гравитационному влиянию объект будет существовать дольше. Будут дольше быть настоящим, сущим, но никаким другим он стать не может. И никакого превращения объекта в этом смысле не произойдет. Значит, сосуществуя в одном и то же времени, объекты при встрече оказываются «разновозрастными». В этом нет никаких чудес. Ни один из них не куда из своего настоящего бытия не выходил, да и некуда. Нет никаких «порталов», «червоточин», — лазеек, через которые можно покинуть настоящее. Все объективные «чудеса» могут происходить только в пределах настоящего длящегося(!) существования материи. Остается только заключить: «машина времени» объективно возможна и её использование позволит попадать в отдаленное настоящее. В такое настоящее, в котором спокойно живущий брат-домосед оказаться не может. Суть происходящего в реальной «машине времени» состоит в продлении настоящего бытия объекта. При этом опередить окружающую действительность, оторваться от неё, уйти в неведомые, находящиеся за пределами настоящего, временные дали, ничто сущее не может.

Значит, нужно убрать упоминание будущего (и прошлого) из инструкции к «машине времени» и она станет в принципе работоспособным механизмом. Мы все «путешествуем» в настоящем времени, только с разной скоростью и на разное временное расстояние. Удивительно, конечно (но не парадоксально), — оказывается можно, находясь постоянно в настоящем, попасть в его отдаленные области, которые были бы недоступны в других условиях для конкретного структурного объекта, такого, например, каким является человек. Нужно только учитывать, что путешественник замедленно перемещающийся (живущий) в настоящем времени не обгоняет своего брата, а дольше существует. Наоборот, в своем развитии, в пережитых событиях, в жизненном опыте, он отстает. А молодость, это не только сила и энергия, но и отсутствие знаний, мудрости. В результате, он проживет точно такую же по наполненности содержанием жизнь как и его брат-домосед, только уже в других условиях, в более замедленном варианте. И конечно же, совершенно напрасно, С. Хокинг ждет гостей из будущего, послав им приглашение. Во первых, потому что послание не может дойти в несуществующую реальность. А, во вторых, для таких гостей посещение его в настоящем — это, то самое «путешествие в прошлое», невозможность которого, он сам же, перед этим, доказывал. С. Хокинг конечно прав, утверждая невозможность перемещения в прошлое. Мы пойдем дальше и будем утверждать, что и настоящее невозможно повернуть вспять. Связано это не только направленностью причинно-следственных связей. События, временное развитие которых всегда направлено от начала к завершению, нельзя перенаправить и развернуть. Они связаны между собой не только последовательно, но и параллельно, образуя своеобразную всемирную «событийную сеть». Поэтому, при попытке перенаправить хотя бы единичное событие от его завершения к началу, этому будет противодействовать вся совокупность осуществляемых в настоящий момент событий. Невозможно представить что нужно совершить чтобы весь мир повернуть вспять в его настоящем бытие. Для этого нужны сверхъестественные усилия. Но и при реализации даже невероятного, бытие материи все равно окажется настоящим, просто начало и конец поменяются местами. При отсутствии в действительности таких ориентиров как прошлое и будущее, говорить о другом направлении существования материи, кроме как от начала событий к их завершению, не приходится. 

Глава пятая. Материя в преобразовании.

Материя, эфир, физический вакуум.

Напомним, ранее мы уже выяснили, что пустота не может быть устранена из действительности отдельно от протяженного пространства. Этот принципиальный вопрос решается однозначно — материя сама обладает протяженностью, проявляясь в ней точно так же как и в других своих признаках. Пространство лишается своего единственного признака реальности (протяженности) и исчезает из действительности. В мире остается одна протяженная материя, которая не может быть помещена во что-то находящееся вне её. Точно так же решается проблема и субстанционального времени. Длительность бытия присуща материи и материя не может помещаться во внешнее время. Она сама длится в в своем настоящем актуальном бытие. (С таким видением мира в котором нет ничего внешнего по отношению к материи связано и решение проблемы относительного движения материи которая существует в гипотезе эфира. Поскольку ничего вне материи нет то нет смысла и задаваться вопросом о том движется эфир или покоится относительно чего-то внешнего.). Мир — это материя образующая все наблюдаемые геометрические протяженности и длительности своего насущного бытия.

Образующая мир материя находится в постоянном взаимодействии, которое объясняется её внутренней несовместимостью. Именно несовместимость материи лежит в основе её протяженности и длительности бытия. Она не дает материи обратиться в «ничто» не имеющее протяженности и длительности существования. Несовместимость материи приводит её во внутреннее противостояние и заставляет изменяться. Изменение материи проявляется в форме преобразования взаимодействующих сторон по образу и подобию друг друга.

Современная физика, как и классическая, занята изучением материи, но только в её частном проявлении — материи существующей в виде структурных объектов. Под структурными объектами имеются в виду все материальные образования вещественной и полевой формы. А структура — это определенным образом организованные преобразовательные взаимодействия. Для существования структуры достаточно повторяемости определенной совокупности преобразовательных взаимодействий, что обеспечивает их внутреннюю замкнутость и находит выражение в цикличности, периодичности протекающих преобразовательных процессов. Материя находящаяся вне структурных образований ничем не отличается от материи являющейся содержанием структурных объектов. Это объясняется единым принципом материального взаимодействия. Ничто не может оказать действие на то, что не оказывает соответствующего противодействия. А равное противодействие может оказать только содержательно идентичная (действующей) материя. Единственное отличие взаимодействующей материи состоит в в организованности преобразовательных процессов протекающих в ней. Вне структурная материя однородна и представляет собой единое целое без выделенных элементов. Однозначно утверждать, что преобразовательные процессы ней протекают хаотично нельзя. Вполне возможно наличие в ней внутренней организованности, но она всеобщая и единая для всей материи не являющейся содержанием известных вещественно-полевых структурных объектов.

Теперь обратимся к концепциям эфира и физического вакуума и посмотрим в чем они едины с только что изложенным взглядом автора на материю замещающую пустоту. Их объединяет пожалуй только идея материальности мира да и то только в наиболее общем, абстрактном изложении. Различий же, к тому же принципиальных, гораздо больше. Сразу отметим что концепции эфира и физического вакуума отличаются между собой, но здесь их внутренние отличия не представляются важными. В общетеоретическом плане они противостоят концепции вне структурной материи изложенной в общих чертах выше единым фронтом. Принципиальное отличие состоит в том, что указанные концепции наделяют невидимую материю структурой. Как эфир, состоит из элементов схожих с элементами вещества, так и физический вакуум образован полем аналогичным известным физическим полям. И не важно что эти структурные образования невидимой материи являются бледным подобием вещественной или полевой материи, главное — невидимая материя имеет структуру. Такое трафаретное видение всей мировой материи накладывает определенный отпечаток на её «поведение» и свойства. Совершенно не случайно после признания за эфиром способности иметь структуру аналогичную вещественной (эфир представлялся, в зависимости от предпочтений автора, газообразным, жидким или твердым как и известные виды вещества) авторы всех гипотез стремились показать призрачность этой структурной организации эфира, неспособность эфира на равных взаимодействовать с веществом. В идеале все стремились достичь полного отсутствия взаимодействия между эфиром и веществом дабы эфир не вносил изменений в движение вещественных объектов не наблюдаемых в действительности. эфир не должен был лишать вещественные объекты способности двигаться в нем инерциально, подобно тому как это происходило в классической пустоте. Роль эфирной среды была исключительно специфическая — быть средой для распространения электромагнитных колебаний. Концепция физического вакуума на данный исторический момент вообще устранилась от решения проблемы инерционного движения в полевой среде с наинизшими энергетическими показателями. Тем не менее проблема движения структурных объектов в структурной среде которая в принципе аналогична веществу и полю остается. Она состоит в том, что взаимодействие структурных объектов в обязательном порядке (согласно законам физики) сопровождается определенной, физически измеряемой, величиной противостояния. Если есть структура, то она обязательно обладает сохраняемостью, устойчивостью (в определенных пределах) к внешним взаимодействиям. В физических величинах противостояние структурных объектов выражается в «силе» или «энергии» взаимодействия и оно сколь угодно может быть малым, но не может быть нулевым. По этой причине были безуспешными попытки наделив эфир структурой подобной веществу устранить с его стороны всякое физически значимое противодействие движению вещественных объектов. Та же ситуация складывается и с физическим вакуумом имеющим структуру аналогичную физическим полям.

Для вне структурной материи замещающей пустующее пространство такой проблемы нет. Несмотря на то, что она внутренне и внешне (при взаимодействии с полем и веществом) находится в постоянном взаимодействии и преобразовании, противостояние её не может находить выражение в известных физических величинах «силы» и «энергии» взаимодействия. Формально можно считать, что противостояние любых структурных объектов во взаимодействиях с вне структурной материей нулевое. Объяснение этому одно — состояние в котором находится вне структурная материя по отношению к структурированной материи настолько «аморфно», что не нуждается в устранении с пути структурных объектов. Их несовместимость приводит к закономерному преобразованию, но без физически значимого противостояния. В результате такого преобразования как и положено (согласно концепции преобразовательного взаимодействия) стороны становятся подобными друг другу и на месте вне структурной материи оказывается структурный объект. Для смещения структурного объекта в абсолютно «аморфной» бесструктурной материи нет необходимости что-либо переносить, перемещать из содержания объекта на новое место. Достаточно такого изменения, которое приведет имеющиеся преобразовательные процессы во вне структурной материи в соответствующую организованность. Естественно, что в ходе изменения взаимодействующих сторон, структурно организованные преобразовательные процессы на прежнем месте существования объекта принимают вид соответствующий происходящим в аморфной (вне структурной) материи. Формально и односторонне, данное преобразовательное становление объекта на новом месте, можно рассматривать как абсолютно точное «копирование оригинала в одно экземпляре» в ходе которого сам оригинал исчезает. Такое «репродуктивное» (преобразовательное) перемещение объекта может продолжаться до тех пор пока на пути объекта не окажется другой структурный объект. Это объясняется спецификой материального взаимодействия в ходе которого ничего нового в содержании взаимодействующих сторон появиться не может (как впрочем и исчезнуть тоже).

Как видим, в определенном смысле, понимание того, что происходит в материальном мире без пустоты, находится за пределами существующего физического мировоззрения. К тому же у перемещения материального объекта в материи появляется реальный механизм и относительный характер движения отступает на второй план. Относительное движение становится формой преобразовательного движения.

Выводы. Материя не заполняющая протяженное пространство, а образующая свою собственную геометрическую протяженность не может обладать структурой подобной веществу или полю. Материальный мир образован структурной и вне структурной материей, которая ни в чем (за исключением структурной организованности) не уступает материи, заключенной в веществе и поле. Мир материально однороден, иначе структурные объекты не могли бы преобразовательно перемещаться в материи и вообще существовать.

Материя и объем.

Чтобы понять, насколько отличаются наши современные (обыденные и научные) представления о происходящем в мире от представлений основанных на существовании невидимой материи, обратимся к примеру с поэтапным удалением из замкнутого сосуда структурных объектов в виде вещества и поля. Что останется в сосуде после (теоретического) удаления всех элементов вещества? Остаются полноценные физические поля, которые, предположим, возможно экранировать. После выполнения операции по экранированию или внешней нейтрализации полей, в замкнутом объеме остается: с обыденной точки зрения — пустота, а с научной — физический вакуум. Сам процесс поэтапного удаления из сосуда вещества, а затем экранирование полей в нашем сознании связывается с постепенным количественным и качественным обеднением материальной среды в сосуде. Считается, что концентрация материи в нем падает. Не случайно, в наших представлениях космическое пространство практически лишено материи, которая концентрируется преимущественно в объектах, типа звезд и планет. Теперь, посмотрим на ситуацию с позиции концепции материальной однородности мира. В нем внешнее по отношению к материи пространство отсутствует, материя находится в постоянном преобразовательном взаимодействии и в двух возможных состояниях — вещественно-полевом и «аморфном», недоступном ни органам чувств, ни физическим приборам. С этой точки зрения, даже не вдаваясь в подробности происходящего, сразу же, установив, что геометрически замкнутый объем не меняется (не зависимо от того, что в нем наблюдается и регистрируется физическими приборами), следует признать, что количество материи находящейся в нем всегда будет постоянным. Все ограничения проникновения в данный объем физических полей и удаление вещества из него, никак не могут повлиять на количество материи образующей данный объем. (Возможное влияние гравитации здесь не учитывается.). Суть происходящего в сосуде связана с преобразовательным переход материи из одного состояния в другое, конкретно — из структурного в аморфное. С позиции концепции преобразовательного взаимодействия, отношение геометрического объема к количеству материи его образующей — величина постоянная. Поэтому различная концентрация полей и вещества в разных точках Вселенной не означает, что где-то материи больше, а где-то меньше. Материально мир однороден и количество материи в равных геометрических объемах везде одинаково. Не важно, берется единица материального объема из центре самой плотной звезды или из удаленной от любого вещества космической области. (Поэтому, всевозможные космические катаклизмы, в том числе и гипотетический «Большой взрыв» не могут повлиять на существование материи как таковой — это для неё рядовое явление, событие. Такие события будут катастрофичны для вещества и для живых организмов в частности, но не для материи.). Удалить материю из объема ей же созданного невозможно никаким образом. И добавить в заданный объем материю без присущей ей протяженности невозможно. Удаление материи всегда будет происходить вместе с уменьшением объема и наоборот. Все другие изменения в материи, в том числе и перемещения физического структурного объекта — это взаимное преобразование взаимодействующих сторон, в котором стороны «копируют» друг друга и более ничего. На месте, где был физический объект обязательно останется все та же материя, только в другом состоянии.

Ближе всех мыслителей к истине, в этом вопросе, был Декарт, который считал что в пустующем сосуде стенки обязательно бы сомкнулись. Сомкнулись бы, не от внешнего вещественного давления материи на пустоту, как понимается нами, а от преобразовательного перехода материи находящейся в «аморфном» (в физически вне структурном) состоянии, в вещество смыкающихся стенок. Стенки сходятся не для «устранения пустоты» — это материя, образующая «пустой объем», переходит, через преобразование, из одного состояния в другое. Объем сосуда, образованный «аморфной» материей, исчезает не потому, что его «заняла материя», а потому, что эта материя стала вещественной! Еще раз повторим, — в природе нет таких сил, которые могли бы лишить объема (протяженности) материю находящуюся в любом состоянии. Если бы в природе отсутствовал преобразовательный или какой-то другой механизм перехода материи из одного состояния в другое, то объем замкнутого вещественного сосуда нельзя было бы изменить никаким образом.

Итак, откачав из замкнутого объема все, что можно и экранируя по возможности физические поля мы получаем разряженную вещественно-полевую среду. Материи в данном объеме находится столько же, сколько было до выполнения всех мероприятий. Если наблюдается изменение объема, значит меняется и количество материи. Предположим, что конструкция сосуда оказалась недостаточно прочной и в результате внешнего давления стенки сосуда сомкнулись. Что происходит с материей, которая не занимает (как мы считали ранее), а образует внутренний объем? Она, через преобразование, переходит в вещественно-полевое состояние, став, в том числе, и сомкнувшимися стенками сосуда. Сомкнувшиеся стенки сосуда не заняли пустующее пространство, а материя, образующая внутренний объем сосуда, перешла из «аморфного» в вещественно-полевое состояние. Теперь представим, что имеется накаченный газом (веществом) резиновый шар. Открываем отверстие, газ выходит, стенки шара смыкаются. В этом случае, уменьшение внутреннего объема шара, опять же, не связано даже с преобразовательным удалением из него вещества, а только с преобразовательным процессом (в материи) сближения его вещественных стенок. Здесь происходит то же самое, что и при смыкании стенок замкнутого сосуда, только теперь физический объект (стенки сосуда) преобразовательно приходит на смену не аморфной материи, а такого же вещества. Сама материя с соответствующим ей объемом (протяженностью) не меняет свое месторасположение. Все наблюдаемые движения в материи (физических объектов, их частей, элементов) — это не движение самой материи, а движение структурно организованных преобразовательных процессов в ней или движение, всего лишь, структурной организации этих процессов. Первый тип движения присущ физическим объектам имеющим массу, второй — энергетическим объектам, но подробно об этом в другом параграфе.

Дуализм свойств физических объектов.

Гюйгенс в свое время обнаружил у света волновые свойства. Ньютон показал, что в ряде случаев свет ведет себя как совокупность корпускул (частиц). В последствии волновые свойства были обнаружены у электрона и других, как считалось ранее, безусловно корпускулярных образований. Де Бройль показал (математически), что все вещественные объекты можно рассматривать как волны. Спор о том, что из себя представляют физические объекты (частицы или волны) не завершен и поныне. Возникшая первоначально точка зрения, формально примиряющая обе стороны, гласила — все объекты ведут себя по обстоятельствам и в одних условиях проявляют корпускулярные, а в других волновые свойства. Однако такой взгляд физические объекты был внутренне противоречив. Никакой объект, как целостное образование, не может обладать взаимоисключающими свойствами. Сейчас уже обще признано, что физические объекты представляют собой нечто третье, промежуточное по своим свойствам (между волной и частицей), внутренне не противоречивое образование. Только вот определить содержание, структуру и свойства такого объекта, пока не удается. Между тем, в решении этой проблемы, концепция преобразовательного близкодействия в материально однородном мире может продвинуть физическую теорию вперед.

С позиций преобразования корпускулярный фотон Эйнштейна ничуть не хуже и не лучше электромагнитной волны Максвелла. Мы уже говорили о том, что невидимая материя — это вне структурная материя. А для распространения волн, в том числе и волн Максвелла, необходима структурная среда. Для перемещения фотонов Эйнштейна необходима пустота. Что же происходит в действительности (в однородной материи) и какова структура фотона? Естественно, что на начальном уровне понимания происходящего, на эти вопросы можно получить только самые общие ответы. Нам известно, что фотон должен обладать структурой и распространяется с максимально возможной в материи скоростью. Очевидно, эта скорость равна скорости распространения преобразовательного процесса в любом конкретном направлении. Фактически, преобразовательное движение фотона — это его способ существования и другого у него нет, в отличие, например от электрона, который может не только перемещаться в материи, но и покоиться в ней. Поскольку, структура любого физического объекта состоит из определенным образом организованных преобразовательных взаимодействий, то и фотон не является исключением. Энергетический физический объект как бы мы его не называли (фотон, электромагнитная волна, излучение, возбуждение) — это структурный материальный объект. Отличие его от физических объектов имеющих массу, состоит только в особенностях его структурной организации, которая не позволяет ему покоиться в материи. Тот факт, что фотон образуется в результате аннигиляции (преобразования) электрона и позитрона и его электрическая нейтральность позволяют предположить наличие в его структуре таких же преобразовательных процессов, которые по отдельности образуют структуры электрона и позитрона. За одни единственным исключением — в плоскости распространения импульса фотона у него отсутствует составляющая обеспечивающая внутреннее возвратное преобразовательное движение. Значит, если формально наложить структуру электрона на структуру позитрона и разделить её пополам по оси плоскости распространения импульса фотона, то можно получить такую же формальную структуру фотона. (О структуре электрона читайте в статье). Если в преобразовательной динамике присмотреться к структуре фотона, то можно обнаружить в ней отличия, как от корпускулы (частицы, кванта) так и от волны. Первое, что бросается в глаза, это неспособность фотона с преобразовательной структурой существовать в пустоте, т. е. без внешних материальных взаимодействий. Вообще, любой объект, структура которого состоит из преобразовательных взаимодействий, нуждается во всесторонних внешних взаимодействиях. В отсутствие внешней материи преобразовательное движение такого объекта невозможно в принципе. Во вторых, преобразовательно смещается в материи не нечто корпускулярно целостное представляющее собой совокупность: материальное содержание + структура + свойства, а (в случае с фотоном), исключительно только принцип структурной организации. Все остальное возникает на новом месте в результате преобразовательного «копирования» объекта. Третье, фотон не нуждается в структурной среде для своего преобразовательного распространения, что необходимо для классических волн. (Структурная среда, только замедляет движение в ней любых структурных объектов (за исключением случая взаимодействия зарядов с электрическим полем другого знака) и лишала постоянства его содержание и направленность движения, что и наблюдается при распространении света в вещественных средах.). Значит, существование энергетического объекта (фотона) не связано непосредственно, ни с пустотой, ни со структурной материей. Перечисленное позволяет утверждать, что фотон обладающий преобразовательной структурой и перемещающийся через преобразование в бесструктурной материи, не является ни частицей, ни волной. Этот вывод можно распространить на все структурные объекты существующие в однородном материальном мире преобразований. Реальный физический объект существующий в этом мире — это совокупность структурированных материальных преобразовательных взаимодействий. Материальных потому, что, в любой момент существования, преобразовательная структура связана с конкретной материей. В том случае, если структура объекта в принципе аналогична структуре фотона, объект постоянно меняет свое материальное содержание, теряя связь с одной и той же материей. Если же, его структура подобна структуре электрона, то он может иметь постоянное материальное содержание (как корпускула), но, в случае энергетического движения, эта связь утрачивается и он начинает смещаться в материи подобно фотону, только с меньшей скоростью. Автор убежден, что при детальном анализе структур объектов преобразования и способах их перемещения выяснится, что «волновые» и «корпускулярные» противоречивые проявления единых свойств объектов, могут быть непротиворечиво (с позиций преобразования) объяснены. 

Подведем некоторые итоги. Объединение концепции абсолютной материальности мира и концепции преобразовательного взаимодействия дает следующие результаты. Материя внутренне несовместима и это обеспечивает её протяженность. Несовместимостью материи объясняется её внутреннее противостояние, что выливается в постоянное всеобщее взаимодействие материи. Несовместимостью и противостоянием объясняется непрекращающаяся длительность бытия материи, которая протекает во всеобщем взаимодействии. Принцип равенства взаимодействующих сторон в каждом конкретном взаимодействии объясняет фундаментальную однородность материи. Поэтому, какими бы небыли конкретные свойства отдельно взятой части материи, в основе своей вся она однородна. Взаимодействие — это изменение несовместимых противостоящих сторон. Несовместимость материи в принципе не устранима, однако конкретное противостояние разрешается, через такое изменение сторон, в результате которого они становятся идентичными друг другу. Такое изменение взаимодействующих сторон «по образу и подобию друг друга», автор называет преобразованием. Становление противостоящих во взаимодействии сторон подобными друг другу, простейшим образом устраняет их противостояние.

Условно материю можно разделить на структурную — ту, которая является содержанием физических объектов и вне структурную материю, — посредствующую этим объектам. Поскольку вся материя однородна, то отличить эти части материи можно только по наличию или отсутствию в них определенной организованности преобразовательных взаимодействий. Материя, в которой совокупность преобразовательных процессов определенным образом организована и отличается периодической повторяемостью, является физическим объектом — предметом изучения физики. Преобразовательный механизм взаимодействия позволяет физическим объектам не только существовать в однородной материи, но перемещаться в ней. Перемещаться в материи идентичной той, из которой они сами состоят. Для части физических объектов преобразовательный способ существования совпадает с преобразовательным способом перемещения. (Это в полной мере относится к такому объекту как фотон.). Преобразовательный способ перемещения объекта во вне структурной материи состоит в преобразовательном «копировании» принципа структурной организации объекта на новом месте. На прежнем месте, так же через преобразование, структурная организация исчезает, но сами преобразовательные взаимодействия сохраняются и материя становится вне структурной. При этом величина противостояния структурного объекта с вне структурной материей не является (по крайней мере на настоящее время) физически измеряемой величиной.

Таковы главные выводы объединенной идеи преобразовательных взаимодействий в абсолютно материальном мире. Все дальнейшие размышления автора, по поводу конкретного устройства материи, структур и способов передвижения объектов, могут быть ошибочными и не точными. В принципе, здесь открывается широкое поле для научной и философской деятельности. Нужно только стремиться достичь соответствия перечисленных общих положений фактам и известным физико-математическим закономерностям. Естественно, что значительная часть фактов и законов нуждается в новой интерпретации и понимании.

Аристотель и Ньютон.

Считается, что в заочном споре между двумя гигантами философской и научной мысли о устройстве мира и природе движения, верх одержал Ньютон. Однако не будем спешить с выводами. Ньютон действительно показал, что инерционное движение тел в пустоте нуждается только в первоначальном силовом ускорении. Затем, оно будет происходить само по себе (по инерции), без всяких внешних усилий направленных на его поддержание. Но, у Аристотеля речь идет не о движении корпускул в пустоте, а о движении материальных тел в материальной среде. То, что такое движение нуждается в постоянной энергетической или силовой поддержке совершенно очевидно с позиций не только классической, но и современной физики.

Теперь, перейдем в мир однородной материи без пустоты. Здесь возможность инерционного движения связана с последовательным «преобразовательным копированием» физического объекта в материи. В такой материи, единственное отличие которой, от материи заключенной в содержании физических объектов, состоит в структурной организации (или её отсутствии) протекающих в ней преобразовательных взаимодействий. И само инерционное движение физического объекта, это уже не движение корпускул или волн, а преобразовательное движение одной структурной организации объекта. Оказывается, этого вполне достаточно для такого смещения физического объекта, которое чувственно воспринимается нами, как целостное смещения материального объекта. При этом, сама материя, находясь в постоянном преобразовании, остается неподвижной. Точнее сказать, понятие смещения к непрерывно меняющейся материи вообще не применимо. Смещается, в преобразовании и через преобразование, структурная организация или, в «лучшем случае», преобразовательные процессы составляющие структурную организацию физического объекта. В первом случае, так движутся энергетические объекты, во втором — объекты обладающие массой. (При соединении структур этих объектов в единую систему движение приобретает смешанный характер.).

Итак, подводя итоги заочного противостояния концепций наших гениальных предшественников в вопросе о устройстве мира и природе движения, следует признать, что каждый из них был в чем-то прав. Взгляды Аристотеля на устройство мира оказались провидческими — мир действительно материален и «не терпит пустоты». Но, не в том смысле, что наличная пустота заполняется материей, а в том, что она вообще не образуется и не существует. В природе нет такой сущности, которая подлежала бы заполнению материей и которая существовала бы вне её. Ньютон заблуждался в вопросе об устройстве мира, привнося (произвольно) в него субстанциональное пространство. Вместе с тем, он был прав, утверждая, что движение физического объекта, в случае отсутствия вещественного (и полевого) противодействия, не нуждается в поддерживающей его силе. Инерционное движение действительно существует в материальном мире и оно, как выясняется, не нуждается в пустоте. Движение физического объекта, с сохранением инерционных параметров, в содержательно однородной с ним материи (находящейся в аморфном состоянии) осуществляется через преобразование. При этом относительная характеристика движения физических объектов сохраняется, становясь формой (внешним проявлением) преобразовательного движения.

С этих позиций, утверждение инерционности движения, зафиксированное в первом законе механики, основано на преобразовательном характере взаимодействия физических объектов с аморфной материей. Перемещение в ней, через «преобразовательное копирование», не требует от вещественно-полевого физического объекта никаких энергетических и силовых затрат.

Структуры и свойства объектов.

В мире образованном исключительно одной материей роль преобразовательных структур очень велика. Можно утверждать, что, как нет в природе материи без преобразования (взаимодействия), так нет в ней и объектов являющихся предметом изучения физики, которые не имели бы структуры. Главное отличие с позиций физики материи заключенной в структурах физических объектов от вне структурной материи в наличии определенной организации происходящих с ней преобразовательных процессов. Аморфная материя (материя находящаяся в основном состоянии), как и физически структурированная материя, также находится в постоянном преобразовании. Однако, преобразовательные процессы в ней либо хаотичны, либо организованны таким образом, что способ организации не позволяет выделить в ней отдельные преобразовательные центры. Значит, аморфная материя может быть гармонична, но не содержит в себе отдельных структурных элементов. Материя заключенная в структурах физических объектов, напротив, в обязательном порядке имеет внутренние преобразовательные центры. Преобразовательный центр структуры физического объекта — это то, из чего проистекают структурные преобразования объекта и куда они вновь и вновь периодически возвращаются. (Речь идет, выражаясь языком современной физики, преимущественно о фундаментальных структурах — о самых простейших далее неделимых структурах и устойчивых системах из них состоящих. Понятие элементарности в современной физике применяется к таким образованиям, которые никаким образом не являются элементарными. Все «элементарные частицы» за редким исключением (фотон, электрон, позитрон) — это неустойчивые образования. Длительность их существования конечна и преимущественно мизерна, составляет малые доли секунды. О каких устойчивых структурах можно в таких случаях говорить? Структурные системы образованные совокупностью фундаментальных (структурно простейших) объектов всегда конечны в своем существовании.).

В качестве примера простейшей структуры автор рассматривает трехмерное образование состоящее из двух периодически сменяющих друг друга преобразовательных взаимодействий. Скорее всего, именно такова структура электрона (позитрона). Функционирование такого образования заключается в последовательном преобразовании содержания объекта сначала во внутреннем взаимодействии, а затем во внешнем, с окружающей материей. Длительность каждой фазы преобразований минимальна, поэтому частота с которой происходит смена взаимодействий максимальна возможная. В фазе внешнего преобразования объект порождает во внешней материи сферическое поле распространяющееся от объекта с максимальной скоростью распространения последовательных преобразований. Поле является естественным продуктом функционирования структуры объекта и не требует на свое производство никаких затрат из его содержания. Как видим, простейшая трехмерная структура является открытой и без преобразовательного взаимодействия с внешней материей немыслима. Все конкретные физические свойства такого физического объекта определяются способом структурной организации и количеством материи в ней заключенной. К ним в первую очередь относятся те, которые проявляются как «масса», «электрический заряд» и «электрическое поле». Состояние покоя в материи для такого объекта естественно. Но, так же естественно и его преобразовательное движение в материи, в том случае, когда его внешние взаимодействия нарушают внутреннюю симметрию течения преобразовательных процессов. Наличие возвратно-поступательных преобразований в структуре как покоящегося так и движущегося объекта не позволяют ему ни при каких условиях достичь скорости распространения последовательных однонаправленных преобразований. Именно по этой причине, объекты имеющие «массу», всегда движутся со скоростью меньшей скорости света.

Сложность понимания функционирования открытой структуры связана с некоторой трафаретностью нашего мышления. Привычные представления о физических объектах существующих в пустоте или в окружении обязательно противостоящих им других объектов, всякое взаимодействие с которыми может нарушить целостность объекта, заставляет нас рассматривать только замкнутые структуры или монолитные бесструктурные корпускулы. Поэтому все предлагаемые типы структур физических объектов начиная с простейших: частиц, атомов, молекул и т. д., традиционно изображаются в виде замкнутых на самих себя движений. Всякая открытость, нарушение замкнутости внутренних движений в таких структурах влечет за собой уничтожение целостного объекта.

Теперь, обратим внимание на открытую структуру образованную преобразовательными взаимодействиями и, в частности, на её внешние взаимодействия. Поскольку в любом непосредственном преобразовательном взаимодействии стороны равны, то соответственно и преобразуются они в равной мере. В результате внешняя сторона становится подобной внутренней, а внутренняя — внешней. Возникает интуитивное представление что такое преобразование не способно замкнуть структуру, что содержание объекта неминуемо должно устремиться во вне структуры. И это действительно, отчасти, так! Процесс образования поля объекта — это и есть распространение тех преобразовательных процессов, которые в таком виде, только что были содержанием объекта. По всем количественным и качественным показателям поле это и есть содержание объекта, но только уже вне его структуры. В структуре же остается то содержание, которое во внешнем взаимодействии было подвергнуто преобразованию и стало готово к внутреннему противостоянию в центральном взаимодействии с самим собой. Получается, что многое в видении физического объекта зависит от точки зрения субъекта. Субъект может концентрируя свое внимание на внешней стороне происходящего во внешнем взаимодействии видеть в поле постоянно увеличивающийся в своих размерах объект. Может видеть в повторяющихся взаимодействиях постоянные содержание и структуру объекта (электрона). А может видеть систему: поле + электрон. (Есть еще одна возможность понимать происходящее, которая наиболее близка к объективной действительности, но далека от физического видения мира — о ней в следующей главе.). Таким образом, открытость — это характерный признак преобразовательных структур, которые только и могут существовать в мире образованном исключительно одной материей. И наоборот, если наблюдается замкнутая система (структура), то, скорее всего, речь идет о объекте существующем в воображаемых условиях изоляции от окружающей материи или материи вообще нет и объект помещен в пустоту. Это стремление избежать внешних взаимодействий, которые в условиях пустоты и единичных материальных объектов, либо отсутствуют, либо носят случайный характер, при формировании представлений о структурах в полной мере проявляется в планетарной структуре атома Бора. Такая планетарная система полностью независима от внешнего материального мира, автономна и идеально функционирует в условиях пустоты. Взаимодействие с материей только угрожает целостности атома Бора и в принципе нежелательно. Для преобразовательных структур наличие внешней, постоянно непосредственно взаимодействующей с ней материи обязательно, без этих взаимодействий функционирование структур, а значит и существование объектов, невозможно. Физические объекты органично вписываются в материальный мир преобразований и ничем по сути не отличаются от окружающей их материи.

Понимание того, что сохранение постоянным одного и того же материального содержания структуры, никак не связано с сохранностью и целостностью физического объекта, позволяет представить принципиальную структурную организацию и другого фундаментального (простейшего) объекта — фотона. Конечно же, с позиций концепции материальных преобразований, фотон не может быть корпускулой способной существовать в пустоте и вместе с тем не являются волной — возбуждением распространяющимся в материальной среде. Пустоты нет, а для волн, как уже говорилось, необходима не просто материальная среда, а структурно организованная, состоящая из отдельных элементов материя, аналогичная веществу. Невидимая (аморфная) материя находящаяся в основном состоянии не имеет такой физически значимой структуры. В отличии от трехмерной симметричной структуры электрона, структура фотона не содержит в себе преобразовательных процессов направленных против распространения его импульса. Вместе с тем, и в такой структуре имеется единый сохраняющийся преобразовательный центр. (В этом состоит главное отличие «электромагнитного излучения» от «электрического поля» электрона.). Совокупность повторяющихся, но, всегда в новой материи, преобразований и образует структуру фотона. Такая специфичность структурной организации фотона определяет его свойства и в частности его энергичность. Фотон не может покоиться в материи и следовательно иметь одно и то же материальное содержание. Его структурные преобразовательные процессы постоянно захватывают все новую материю, оставляя за собой все ту же аморфную (вне структурную) материю. В зависимости от фазы внутренних взаимодействий фотон может «выглядеть», то, как смещающаяся с максимально возможной скоростью распространения преобразований физическая точка, то, как круг, движущийся все с той же скоростью в одном направлении. (Впрочем, такое представление о движущемся фотоне, возможно, связано только с неполяризованным светом.).

Непостоянство размеров простейших структур, сменяющихся от одной фазы существования к другой, а также, неопределенность материального содержания, делает фундаментальные объекты относительно непостоянными, меняющимися, что вероятно и находит отражение в математическом принципе неопределенности Гейзенберга. Все волновые и корпускулярные свойства физических объектов объяснимы, целостно, без противопоставления, с позиций преобразовательных структур. Соответственно и экспериментальные данные, физические факты могут получить соответствующую интерпретацию. Кроме того, единство материального содержания и тождественность структурных преобразовательных процессов делает отличие «энергии» и «материи». порой отмечаемое в физике, несущественным. Природа всех физических объектов едина, различия конкретны и, по сути, не принципиальны. 

Новое мировоззрение и физика.

Итак, используя концепции: непосредственного преобразовательного взаимодействия и абсолютной однородной материальности мира, мы пришли к мировоззрению, в значительной мере, отличному от общепризнанного. Могут ли изложенные выше концептуальные положения послужить, так же, основой для создания новой физической теории? Выскажем ряд соображений, возможно имеющих физическое значение.

Первое, — невидимая материя в своей фундаментальной «аморфности» принципиально отличается от того, что принято называть аморфным веществом. Вещество находящееся в аморфном состоянии не имеет общей, единой структуры, но предполагается наличие в его среде отдельных структурных элементов. Аморфность материи как таковой, недоступной нашим органам чувств, в другом — она, скорее всего, имеет единую, объективно неделимую структуру, но выделить в ней отдельные элементы в принципе невозможно. Она не состоит из отдельных структурных образований, не имеет внутренних центров преобразования и внешних границ. В этом и состоит её внутренняя гармония, хотя, не исключена хаотичность протекающих в ней преобразовательных процессов.

Второе, — невидимая аморфная материя как внутренне, так и с материей находящейся в вещественно-полевом состоянии (которая является предметом изучения современной физики) несовместима. Однако, если несовместимость физических объектов приводит к физически значимому (доступному измерению) противостоянию, а попытка их совмещения вызывает сопротивление сторон, то противостояние физических объектов во взаимодействии с невидимой аморфной материей отсутствует. Это приводит к тому, что при перемещении физического объекта в аморфной материи, преобразовательное становление их друг другом, протекает без, каких-либо, силовых или энергетических затрат. Такое преобразовательное становление аморфной материи физическим объектом, может продолжаться сколь угодно долго — этим и объясняется инерционность движения физических объектов в невидимой материи, которую человек, как живой организм, не воспринимает, а точнее, воспринимает как «пустую протяженность».

Третье, — невидимая материя не обладает многими физически значимыми свойствами (показателями), присущими материи заключенной в физических объектах. К ним относятся множество показателей, в которых проявляется противостояние (сопротивление) физических объектов друг другу. В первую очередь, следует отметить отсутствие таких значимых для физической материи показателей как «масса» и «энергия». И хотя эти свойства принято считать фундаментальными показателями присущими всей материи, в действительности они имеются только у структурно организованной (определенным образом) материи. У преобладающей (количественно) аморфной материи они отсутствуют. Это не позволяет аморфной материи быть предметом изучения существующей физики. Наличие у материи преобразовательной структуры, имеющей единый преобразовательный центр и внешние границы, автоматически переводит её в разряд «физической», т. к. у неё появляются соответствующие физические показатели. И конечно же, разные типы преобразовательных структур имеют разные свойства.

Как видим, с одной стороны, принципиальных различий между аморфной и физической материей нет, вся материя в своей основе однородна. С другой, наличие структурной организации с внутренним преобразовательным центром переводит отдельные части аморфной материи, из недоступной нашим органам чувств и физическим приборам, в разряд физических объектов, что с позиции субъективно оценивающего окружающую материальную действительность человека не позволяет ему объективно сравнивать разные состояния одной и той же материи.

Чтобы понять, в чем отличие нового мировоззрения от лежащего в основе существующей физической теории, нужно переосмыслить множество фактов, экспериментальных данных и дать им соответствующую интерпретацию. А сам переход к новому мировоззрению нужно начинать с осознания его основ и, в первую очередь, с формирования ясного представления о материальном взаимодействии. Проблема классической механики, да и всей физической теории не в том, что дальнодействие не может быть мгновенным, а в том, что оно вообще не может осуществиться в любом виде. Получается, что физика описывает не существующие в природе «физические явления» в виде дальнодействия. И в этом, общепризнанная концепция «опосредованного близкодействия» не более реальна, чем концепция мгновенного дальнодействия. В ней совершенно не обоснованно связывается движение физического объекта, который понимается как носитель действия (взаимодействия) с самим актом действия. Между тем действие — это не объект, а функция, которую выполняет содержание объекта во взаимодействии с другим объектом. Действие не может перемещаться, ни в пустом пространстве, ни в материи. Оно возникает только тогда, когда возникает противостояние. Действие и противодействие не просто происходят в одно и тоже время, а единовременны. Они объективно не отделимы друг от друга и представляют собой элементарное отношение — взаимодействие, осуществляемое между двумя объектами. Как не кощунственно это звучит (с позиции опосредованного действия), но любой удаленный объект не имеет никакого отношения к действию происходящему даже в самом незначительном удалении от него. Действовать там, где нет его самого, физический объект не может ни при каких условиях. Любое воображаемое дальнодействие, это результат непоследовательного, нелогичного мышления. Все частицы (фотоны, глюоны, бозоны и гравитоны), которые физическая теория наделяет статусом «переносчиков действий» (взаимодействий) на самом деле полноценные физические объекты и действуют сами, там, где они вступают в противостояние с другим объектом. Никаких «чужих» действий и тем более взаимодействий, они переносить не могут. Действие — это то, в чем проявляется содержание объекта и оно не может реализоваться там где нет этого содержания. Тем более, не ясен смысл понятия «переносчика взаимодействия». Как может одна взаимодействующая сторона куда-то перенести, сместить взаимодействие, без другой равной ей во всем стороны, без которой взаимодействие как физический акт (явление) немыслимо! А в качестве другой стороны взаимодействия обязательно должен выступать другой объект, если, конечно, речь не идет о внутреннем взаимодействии между элементами одного целого. Если читатель не поймет суть и механизм материального взаимодействия, то и все происходящее в материальном мире, с процессами преобразования, будут для него не ясны.

После того, как с материальным взаимодействием все прояснится, можно перейти к осознанию того, что в материальном мире нет никакой иной геометрической протяженности и временной длительности, кроме материальных. Значит, нужно за абстрактными пространством и временем (и их континуумом) видеть материальную протяженность и длительность бытия. Тогда фотон Эйнштейна начнет перемещаться не в пустоте, а в материи, которая по своим фундаментальным показателям однородна с материей заключенной в самом фотоне. И фотон предстанет не в виде корпускулы (частицы) и не в виде волны, а как структурное материальное образование. Как это возможно? По мнению автора, только через преобразовательный механизм взаимодействия, когда взаимодействующие стороны трансформируются по образу и подобию друг друга. Далее, переместив тяготеющие друг к другу объекты из пустого пространства в материю мы поймем, что нет необходимости заставлять не существующее пространство искривляться для создания условий их гравитации. Станет понятно, что кинематика движения объектов подчинена динамическим изменениям происходящих внутри объектов, в результате их непосредственного взаимодействия с окружающей материей. Придет осознание того, что для изменения параметров движения объектов необходимо предварительное изменение окружающей материи, а не геометрии субстанционального пустого пространства. И так далее. Без последовательного, логически обоснованного, поступательного внедрения в сознание отдельных положений концепций преобразовательного близкодействия (взаимодействия) и концепции абсолютной и однородной материальности мира, невозможно прийти к новому мировоззрению.

Автору представляется, что сама природа человека как чувствующего и мыслящего существа ставит определенные границы применимости той или иной физической теории. Классическая физика максимально приближена к чувственному восприятию окружающей действительности человеком. Современная физика ушла от этого, в направлении познания тех реальностей окружающего мира, которые в принципе аналогичны чувственно воспринимаемым, но недоступны, по причине существования порога чувствительности. Только использование всевозможных физических приборов позволяет регистрировать то, что происходит в природе, за порогом чувственного восприятия, но, по своему физическому характеру, в принципе(!) подлежащее чувственной оценке. Такое научное знание приносит непосредственную практическую пользу человеческому сообществу и повышает его жизнеспособность. А поскольку в обозримом будущем человеческая природа останется неизменной, то и физическая теория, построенная исключительно на оценочном (посредством ощущений и чувств) восприятии действительности, будет по прежнему актуальной. Однако, для удовлетворения интеллектуальной потребности в познании мироздания во всей его полноте, такой прагматический подход к материальной действительности (когда человеческое сознание не учитывает многого из объективно сущего и, вместе с тем, привносит в воображаемую действительность несуществующие субстанции), не может быть плодотворным. Вернее сказать, сформированное на такой основе мировоззрение будет, неизбежно, ошибочным. Нужно обязательно учитывать существование в принципе недоступной органам чувств материальной действительности, реальность бытия которой логически обоснована. Это особенно важно при создании космологической модели Вселенной и единой физической теории. Между тем, существующие модели Вселенной и физические теории исходят исключительно из вещественно-полевого устройства мира. Между тем, с позиции абсолютной и однородной материальности всего мира, вещественно-полевая материя представляет собой отдельные «островки» структурных образований разной концентрации в безбрежном океане аморфной материи. И если даже эти структуры сконцентрируются в одно целое, под действием каких-то причин, то материя, находящаяся вне их, сохранит свои прежние параметры и состояние. Здесь нужно учитывать, что относительную форму преобразовательное движение в материи имеют только структурные образования в виде организованных (соответствующим образом) преобразовательных процессов. Сама аморфная материя внешне недвижима и в ней происходят только внутренние преобразовательные изменения. Поэтому понятие относительного движения к ней неприменимо.

Будет ли новая теория, занятая изучением всей материи, считаться физической или какой-то другой, пока не ясно, но ограничиться чисто философским обсуждением целостного мира не получится. Недоступная органам чувств аморфная материя, через преобразовательные взаимодействия, неразрывно связана с материей заключенной в физических объектах и механизм преобразовательного взаимодействия один для всей материи. Познание этого механизма во всех деталях позволит понять, как происходит движение физических объектов и, скорее всего, дать ему математическое описание. А единый принцип всех материальных взаимодействий может быть использован как базис для объединения всех разновидностей физических взаимодействий.

Глава шестая. Диалектика материи. (Преобразование в материи.).

Можно ли считать, что наполнив мир материей, которая состоит из двух частей: структурной (физических объектов) и вне структурной (аморфной) материи, мы пришли к пониманию мира во всей его объективной полноте? Вспомним, что ранее говорилось о диалектике взаимодействия, о его объективной целостности и элементарности, как вида материальных отношений. А теперь, сопоставим эти положения с той действительностью, которая представляется нам в виде физических объектов. Для выделения структурного объекта в материи необходимо взаимодействие, по которому проходит внешняя граница объекта, разделить на две составляющие (части), одна из которых приписывается нами к содержанию объекта, а другая к внешней материи. Но, мы только что «вспоминали» о объективной неделимости взаимодействия. Это значит, мы (сознательно или нет), для выделения физических объектов из однородной материи игнорировали объективную целостность взаимодействия, абстрагируясь от неё. Давайте восстановим объективную «справедливость» и прекратим видеть то, чего нет — несуществующих частей взаимодействия. (Взаимодействие объективно неделимо и образовано взаимодействующими сторонами, которые не существуют вне этого целого). Тогда, определенность внешних границ физических объектов, в пределах взаимодействующих сторон, исчезнет и объекты сольются с окружающей материей. Потеря определенности внешних границ объекта влечет за собой исчезновение и центрального структурного взаимодействия. Конечно, взаимодействие, само по себе, не исчезает, но оно, без своей противоположности, теряет статус центрального. Совокупность этих факторов означает фактическое исчезновение конкретной структуры и исчезновение самого физического объекта! Так одно, казалось бы незначительное уточнение, строгое следование принципу диалектического взаимодействия, приводит к исчезновению из материальной действительности физических объектов, что лишает физику предмета изучения. Субъект, в своем сознании, оказывается в мире однородной, физически бесструктурной, материи.

Когда автор рассуждал о материи находящейся в преобразовании он представлял себе материю в виде неопределенного субстрата, который и подвергался преобразованию. Материя в таком представлении — это «нечто», внутренне несовместимое и находящееся в постоянном преобразовании (взаимодействии). В таком видении материи автор стремится достичь ясности, определенности предмета обсуждения путем отделения материального субстрата от того, что с ним происходит — от преобразования (взаимодействия). Однако материальная действительность такова, что не только не позволяет нам достичь такой определенности, но и заставляет видеть субстрат и преобразование в неразрывном единстве. Отделить преобразование от того, что подвергается преобразованию, находится в нем, объективно невозможно. Как только мы, в нашем сознании, отделяем их друг от друга так они сразу же обращаются в пустые абстракции. В материальной природе нет преобразования без предмета преобразования и нет предмета преобразования (некоего субстрата) который бы существовал вне этого преобразования. Таких вещей, предметов, объектов, явлений, в природе не существует. Здесь мы, опять же, как и в случае с взаимодействующими сторонами, вынуждены признать диалектическое единство преобразования и преобразуемого субстрата. Невозможность их разделения указывает на то, что материя в своей, доступной нашему пониманию, объективности и есть «преобразуемый субстрат» («нечто» несовместимое находящееся в преобразовании) или «субстрат преобразования», что, впрочем, одно и то же. Преобразование, которое в предыдущей главе рассматривалось. как бы, вне материи, теперь погружается в неё становясь её неотъемлемой стороной. Преобразование растворяется в преобразуемом субстрате, который в свою очередь, растворяется в преобразовании, и этот неделимый на отдельные составляющие кипящий бульон приобретает черты действительной (полноценной) материи. Стремясь познать и представить материю во всей её объективной полноте мы вынуждены уходить от произвольного разделения её на отдельные составляющие, поскольку их в объективной природе не существует. Только концентрируя внимание на чем-то значимом для него, субъект в состоянии выделить структурированную материю в качестве объекта наблюдения и исследования. Все остальные процессы происходящие в материи и которые содержательно ничем не уступают субъективно выделенным, мы, как бы, не замечаем, абстрагируемся от них. На этом уровне восприятия материи у неё появляются физические свойства, которые материи в её абсолютной объективности не присущи. Такое отвлеченное от объективной полноты материи вполне естественно для чувственно воспринимающего мир субъекта. Это позволяет человеку ориентироваться в материальном мире и использовать полученные знания себе во благо. Однако в отсутствие субъекта (сама по себе без его оценочного восприятия) материальная действительность таковой не является! В ней объективно нет физических объектов с их разнообразием субъективно выявленных свойств. Материя одна и объективно неделимая, но для человека она предстает своими отдельными фрагментами которые он и воспринимает как материю во всей её полноте. Живому организму, как уже говорилось, нет необходимости оценивать в ощущениях всесторонне всю материю — это было бы избыточным явлением.

Итак, если все сказанное о объективной неделимости и однородности материи соединить вместе, то получится достаточно полная картина материального мира в его максимальной (доступной в настоящее время сознанию) объективности. Материя — это «нечто» внутренне несовместимое находящееся в повсеместном преобразовании, в постоянном становлении другим. Отделение одного (субстрата) от другого (преобразования) в объективно целостном представлении о материи недопустимо. Преобразование и субстрат на фундаментальном материальном уровне это не составляющие части, не элементы целого, а неотделимые друг от друга стороны объективно сущего — материи. Исходя из концепции объективно неделимого диалектического непосредственного преобразовательного взаимодействия мы пойти дальше в познании материи не можем. Если попытаться охарактеризовать объективную материю то к сожалению знания о её свойствах весьма ограничены. Известно, что кроме протяженности и длительности бытия она характеризуется внутренней несовместимостью и способностью к преобразованию (изменению). Кстати сказать, именно несовместимостью объясняется протяженность материи, а длительность её бытия — преобразованием.

Достигнув доступных пониманию основ материального мироздания мы должны признать, что на этом фундаментальном уровне материя, скорее всего, не может стать предметом изучения точных наук. Её практически идеальная аморфность и целостность не позволяет выделить в ней отдельные элементы, которые могли бы стать предметом изучения точных наук и были бы доступны математическому описанию. Первозданная материя — это предмет исключительно(?) философского исследования.

На приведенной ниже схеме отображен ряд наиболее значимых моментов поступательного движения нашего познания от мира оценочных ощущений, к миру объективной материи.

Без имени36

Восхождение от субъективного (чувственного) восприятия мира к объективному знанию о нем, можно представлять как восхождение от конкретного к абстрактному знанию. Но, это верно только относительно субъективной конкретики. В развернутом варианте этой статьи, автор показал, как можно произвольно и последовательно лишая объективное знание о материальном мире соответствия действительности, достичь «высот» абстрактности знаний и субъективности, в виде чувственного восприятия мира.

декабрь 2015 года.

2 комментария: Как устроен мир.

  1. Пиа говорит:

    http://nauka.guskoff.ru/%D0%BA%D0%B0%D0%BA-%D1%83%D1%81%D1%82%D1%80%D0%BE%D0%B5%D0%BD-%D0%BC%D0%B8%D1%80/ — «Ревизия основ физики».
    Во-первых, прежде, чем что-то «ревизировать», нужно это «что-то» иметь в руках. А философа в руках может быть только продукт его собственной болтовни!
    Во-вторых, чтобы действительно «ревизировать основы физики», нужно знать ИСТИНУ.
    В-третьих, философия к физике НЕ МОЖЕТ ИМЕТЬ КАКОГО-ТО ОТНОШЕНИЯ. Поэтому «с точки зрения философии» пытаться делать какую-то «ревизию» бессмысленно, потому что ВСЁ , как обычно, ЗАКОНЧИТСЯ ПУСТОЙ абстрактной философской БОЛТОВНЁЙ!
    В-четвёртых, не нужно тратить время жизни (своей и других людей) на «ревизии того, чего фактически НЕ СУЩЕСТВУЕТ: у современного человечества НЕТ ВООБЩЕ НИКАКОЙ ФИЗИКИ! Есть только один высокопарный математический и терминологический иллюзион, построенный на ЛОЖНЫХ ПРЕДПЛОЖЕНИЯХ и ПОСТУЛАТАХ! У человечества нет даже правильной терминологии!
    В-пятых, человек должен элементарно знать, С КАКОЙ СТОРОНЫ ЗАХОДЛИТЬ К КОРОВЕ, ЧТОБЫ ПОЛУЧИТЬ ОТ НЕЁ КРУЖКУ МОЛОКА… А философ таких «тонкостей» не знает и не может знать. Он знает только «мир ощущений», который к устройству нашего мира не только материального НЕ ИМЕЕТ НИКАКОГО ОТШНОШЕНИЯ! Хотя бы потому, что наш мир существовал и существует и БЕЗ ТОГО, ЧТО ЕГО какой-то философ «ОЩУЩАЕТ»…
    Так что не полдучилось у Вас никакой ревизии, для философа наш мир — это вечная темень! Нужно знать НАСТОЯЩУЮ ФИЗИКУ, а пустопорожнюю говорильню.
    С поклоном.

    • kflbvbh говорит:

      Во-первых, ревизия научной теории проводится как раз для того, чтобы узнать истину. Во вторых, философия имеет прямое отношение к любой конкретной науке, т. к. научные теории обязательно базируются на тех или иных философских взглядах авторов теорий. В третьих, физика, без сомнений, существует. Вопрос только в степени соответствия теории действительности. В четвертых, не только философ, но и любой человек не знает ничего кроме мира ощущений – они лежат в основе всех человеческих знаний, в том числе и о материальном мире. И последнее, — в следующей статье автор попытается сформировать основы физической теории, которая вытекает из его философских взглядов.
      С поклоном.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *